Деревенька Норвегино

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Деревенька Норвегино » Изба читальня » Дагона


Дагона

Сообщений 41 страница 50 из 104

41

Глава 36

Грозовые тучи сомкнулись и зависли над озером и посёлком тяжёлым чёрно-синим куполом. Резкие и сильные порывы ветра подняли в воздух сухой песок и мелкий мусор, заставляя людей немедленно покинуть пляж и скрыться за толстые стены своих убежищ. А ветер всё крепчал, подгоняя служащих курортной зоны, торопливо собиравших лежаки и большие парусиновые зонты. Волны с нарастающей силой и скоростью налетали на узкую полоску песчаного берега, оставляя после себя рваную паутину коричневых водорослей. Непогода набросилась на курортный район, словно сорвавшийся с цепи пёс, обещая людям с лихвой компенсировать столь долгое время затишья и покоя.

На втором этаже дома Мелвинов, в спальной комнате на кровати лежало тело Герона, а его душа унеслась ввысь вместе с Яфру, туда, где между тёмных, свинцовых туч рождались ослепительные вспышки молний. Сознание журналиста ещё не умело пользоваться информационными полями и астральным зрением, и поэтому не могло наблюдать того, что происходит вокруг.  Во время своего единственного путешествия к яфридам оно пользовалось зрением Яфру, но сейчас этот бог был занят исключительно самим собой. Он кружился и петлял между тучами, пытаясь угадать, в каком месте возникнет разряд.
Наконец, ему удалось попасть в нужную точку и поймать одну из молний. Но бог яфридов опоздал на долю секунды и захватил лишь малую часть её энергии. Душа Яфру вспыхнула ярким изумрудным цветом и стала похожа на шар, внутри которого клокотала и бурлила энергия молнии, постепенно преобразуясь в энергию бога яфридов. Охваченный спортивным и охотничьим азартом, Яфру совсем забыл, что он теперь не один и даже не подумал о том, как столь мощный разряд может отразиться на сознании Герона. Он только почувствовал, что молния слишком быстро растворилась в нём но, не придав этому особого значения, Яфру бросился на поиски следующего разряда.

В тот момент, когда энергия молнии ворвалась в сознание Герона, он получил тяжёлый и резкий удар, полностью оглушивший и ослепивший его. Душа журналиста корчилась и извивалась. Она билась в судорогах, пытаясь сопротивляться и устоять перед натиском внезапного вторжения.
Сознание Герона было на грани разрушения, когда почувствовало некоторое облегчение. Раздавленное и почти парализованное, оно, наконец, обрело способность мыслить. И тогда Герон закричал:
— Прекрати! Прекрати сейчас же, Яфру!!!
Журналисту казалось, что он кричит очень громко, но в действительности крик его был не сильнее писка полевой мыши. Яфру не отвечал и Герон догадался, что тот пытается поймать вторую молнию.
"Ещё один такой удар — и мне конец"- понял Герон и, собрав все свои силы, стал медленно продвигаться к тайному убежищу, надеясь найти в нём спасение от разрушительной энергии.

Он заполз в чулан, который уже не казался ему таким тёмным и мрачным, как в прошлый раз. Теперь это было светло-серое пространство, похожее на густой утренний туман, находившийся в постоянном движении, который струился и клубился вокруг мысли Герона, принимая странные очертания замысловатых и объёмных узоров.

Второй удар снова оглушил журналиста, и по мощности новый разряд намного превосходил первый, но на этот раз энергия молнии не причинила ему сильной боли. Она бурлила и кипела в пустой оболочке его сознания, не в силах разрушить тонкую перегородку, отделявшую её от Герона. Неистовая и бушующая сила молнии, пойманная зелёным богом в ловушку, старалась вырваться наружу, но не найдя выхода, начала постепенно рассасываться.
Сознание Герона тоже стало менять свою структуру. Оно приобрело более яркий, пронзительный оттенок голубого пульсирующего сияния и значительно увеличилось в объёме. Туман в чулане понемногу рассеялся и сквозь перегородку, ставшую почти прозрачной, Герон увидел остатки молнии, которые кружились и гасли, словно искры костра.

"Как же его остановить?- лихорадочно думал журналист.- Он меня совсем не слышит. Сколько ещё таких ударов я смогу выдержать? А если следующий разряд будет слишком велик для меня?"
Но не успел он додумать, как новый взрыв потряс его убежище. На этот раз Яфру удалось поймать очень сильную молнию.
Герона отбросило от перегородки и закружило в диком вихре под рёв и завывание урагана, ворвавшегося в оболочку его сознания. Маленький сгусток голубой энергии, который сейчас и назывался Героном, кружился волчком на краю кратера, внезапно проснувшегося вулкана.

Он очень долго приходил в себя после этого взрыва. Когда же его сознание просветлело, журналист обнаружил, что перегородка исчезла. Нет, она осталась на месте, но стала прозрачной, как стекло. Вслед за ней начало исчезать и само сознание. Оно быстро превращалось в невидимку, позволяя увидеть то, что сейчас происходило вокруг. У Герона появилась способность видеть с помощью своей мысли. В нём проснулось астральное зрение.

Яфру в это время уже охотился за новой молнией. Он кружился меж туч, словно коршун, выискивая добычу и, наконец, зависнув на одно мгновение, бросился в нужное место. Герон понял, что сейчас произойдёт ещё один взрыв, который, возможно, станет последним для его сознания. Он собрал все свои силы и волю в кулак и отчаянно рванулся в сторону.
Душа зелёного бога в момент нападения сильно уменьшалась в объёме, и поэтому Герону удалось изменить траекторию её полёта.
Яфру промахнулся. Он в недоумении остановился, не понимая, как такое могло произойти. Затем недовольно фыркнул и снова стал кружиться, подыскивая очередную молнию.

Герон не решался покинуть убежище, опасаясь, что не успеет предупредить Яфру и тот поймает новый разряд раньше, чем ему удастся спрятаться в чулане. И к тому же журналист теперь не знал и не видел, где находится дверь в тайник. Ему ничего не оставалось делать, как пытаться и дальше препятствовать такой убийственной для него охоте. Герон напряжённо следил за каждым движением Яфру, и ему показалось, что он начал улавливать намерения этого бога.
Следующий свой бросок Яфру явно скорректировал, принимая во внимание постигшую его только что неудачу. Но Герон был начеку и поэтому метнулся в противоположную сторону.
Бог яфридов был вне себя от ярости. Его изумрудное облако стало возмущённо пульсировать, разбрасывая вокруг себя искры, похожие на новогодние бенгальские огни.
"Матерится, наверное,- усмехнулся журналист.- Ну, не всё, знаешь ли, коту масленица. Бывают и постные дни".
Воспользовавшись  заминкой, Герон начал искать выход из тайника, ставшего совершенно прозрачным. Но его мысль  билась о невидимую перегородку, как птица, случайно попавшая в дом, пытается пролететь сквозь стекло закрытого окна.

Облако Яфру перестало пульсировать и неподвижно зависло в воздухе. По его поверхности побежали разноцветные лучи и кольца, освещая и сканируя сознание.
"Внеплановая проверка,- догадался Герон.- Это радует. Может быть, хоть теперь он поймёт, что же, в самом деле, случилось?"
Каждый раз, когда очередной луч или кольцо касались того места, где находилось сознание журналиста, они на мгновение останавливались и вспыхивали оранжевым светом. Мысль Герона, уставшая искать выход, с интересом наблюдала за этим процессом.
Закончив проверку, Яфру решил осмотреть сознание своего нового друга. Изумрудный луч проник в оболочку и стал, словно прожектор освещать пустое пространство. Герону нужно было как-то откликнуться на это вторжение, но понимая, что Яфру его не слышит, он попытался управлять оболочкой из чулана, неожиданно превратившегося в стеклянную тюрьму. Сосредоточившись и сконцентрировав всё внимание на желаемое действие, он стал мысленно уменьшать объём своего сознания.
Удивительно, но это у него получилось. Бог яфридов, заметив движение, на мгновение замер и вновь продолжил осмотр, но уже более энергично. Герон напрягся, резко сокращая соединение с Яфру, и отсёк луч прожектора. Пучок изумрудной энергии превратился в небольшой сгусток и стал беспорядочно метаться по пустой оболочке, постепенно ослабевая и растворяясь в сознании журналиста.
"Эге,- удивился Герон.- Кажется, я откусил что-то от Яфру. Интересно, мне дурно от его энергии не станет?"
Зелёный бог  испугался. Это было заметно по тому, как часто и взволнованно задышало его облако. Внезапно он бросился вниз и влетел в спальню Герона.

На кровати в неестественной и напряжённой позе лежало обезображенное тело журналиста. Вся кожа на нём почернела и потрескалась, глаза вылезли из орбит, а на лице застыла маска невыносимой боли.
"Всё. Я — труп,- обречённо подумал Герон.- Этот кретин убил меня".
Облако Яфру погрузилось в бездыханное тело. Теперь душа журналиста могла наблюдать за своей телесной оболочкой изнутри. Она смотрела на почерневшие и высохшие органы, на запёкшуюся в мёртвых жилах кровь и уменьшившийся до размеров грецкого ореха мозг.
"Доигрался хрен на скрипке,- почти с ненавистью подумал Герон о Яфру.- Если этот ловец молний не вернёт к жизни моё тело, то я сожру его изнутри. Я выгрызу ему все внутренности и превращу его существование в кошмар".

Внезапно головной мозг журналиста начал расти и увеличиваться в объёме, заполняя всё свободное пространство черепной коробки. После этого кровь превратилась сначала в густое желе, а затем и в жидкость. Сердце стало медленно сокращаться, возобновляя циркуляцию кровеносной системы. Постепенно все внутренние органы и мышцы приобрели свою эластичность. Тело, до сих пор лежавшее в скованном и скрюченном положении, обмякло и выпрямилось. Верхний слой кожи превратился в струпья, под которыми находился чистый и здоровый кожный покров. Ещё несколько минут ушло на то, чтобы восстановить глаза и ногти, выровнять дыхание и привести в норму давление и пульс.

"Восставший из пепла,- изумлённо подумал Герон.- Если бы Яфру заведовал отделением реанимации в нашей больнице, то служащие морга остались бы без работы".
Бог яфридов закончил процесс воскрешения и замер, ожидая, что Герон как-нибудь откликнется на это событие.
"Однако, грязи после такой операции тоже достаточно,- усмехнулся журналист, глядя на отвалившиеся ногти, волосы и струпья старой кожи.- А я даже встать не могу. Как же мне найти эту проклятую дверь…? А если она вообще исчезла и я останусь лежать здесь в летаргическом сне, пока не одряхлею и не умру? Может, этот зелёный балбес придумает, как вытащить меня отсюда? Но он, кажется, даже и не подозревает, где я сейчас нахожусь. Да, интересная ситуация".
Герон уже устал от сегодняшних потрясений, и ему захотелось просто забыться и спрятаться от всего мира. Он свернулся в клубок, словно ёжик, и попытался расслабиться и отключиться от внешних раздражителей. Его мысль замкнулась в кольцо и стала медленно и монотонно вращаться, не пытаясь вырваться из замкнутого пространства. Время остановилось, а может быть, и совсем исчезло, но это сейчас не имело никакого значения. Мысль успокоилась и уснула, впадая в состояние, при котором невозможно воспользоваться астральным зрением.

Яфру всё время звал Герона. Но теперь он уже не пытался проникнуть в его сознание, помня о том, как совсем недавно оно оторвало и проглотило часть его чистой энергии. Бог яфридов и сам мог передавать журналисту свою энергию, но это происходило несколько иначе. При сознательной передаче энергия Яфру проходила через оболочку, полностью трансформируясь в точке соприкосновения. Проникновение чистой энергии бога в сознание журналиста было крайне нежелательно и даже опасно, но Яфру не видел другого способа отыскать своего друга. Для него стало полной неожиданностью поглощение и захват чистой божественной энергии. Ни одно существо во Вселенной не могло растворить в себе такую энергию. А если принять во внимание то обстоятельство, что Герон всё время молчал, то беспокойство зелёного бога вскоре уже можно было назвать паникой. Ему стало казаться, что место Герона заняло какое-то неизвестное и молчаливое существо, которое будет пожирать его изнутри, разрастаясь, как раковая опухоль. И он стал всерьёз склоняться к мысли, что ему всё же придётся, несмотря ни на что, обратиться к Нарфею, лишь бы только выяснить, куда исчез журналист и что это за странное ярко-голубое пятно, пожирающее его энергию и растущее прямо на глазах.

Энергией молнии, Иризо и самой Дагоны могли пользоваться все посланники космоса. Это были необходимые составляющие для создания новых существ на планете. И сейчас Яфру боялся, что вместе с молнией в его сознание попал неизвестный вирус, который убил Герона и теперь хочет уничтожить и его. Тело журналиста лежало без движения уже несколько часов, и Яфру лихорадочно думал о том, что, не опоздает ли он, безуспешно ожидая возвращения Герона. Он постоянно запускал систему самодиагностики, пытаясь выявить нежелательные процессы в своём сознании. И всякий раз результаты проверки доказывали невозможность определения того, что сейчас происходило в районе голубого пятна.
"Ампутации не избежать,- с тоской думал Яфру.- Если я не погибну во время операции, то после неё непременно останусь калекой".

Мысль Герона стала просыпаться и медленно возвращаться в своё прежнее состояние. Оглядевшись по сторонам, она с удивлением поняла, что снова находится в тёмном чулане и видит светло-серый проём выхода. Голубой сгусток энергии покинул тайное убежище и заполнил собою всю оболочку сознания. Тело журналиста вздрогнуло, лёгкие расширились, производя глубокий вдох, и вслед за этим открылись глаза.
"Гера, ты меня слышишь?"- возбуждённо закричал Яфру.
Герон обвёл взглядом видимую часть комнаты, пошевелил руками и ногами, а затем медленно приподнялся и сел на кровать. От этого движения струпья старой кожи вместе с остатками волос полетели вниз.
"Да",- ответил он без особого энтузиазма.
"Как ты себя чувствуешь?"- радостно спросил его Яфру.
Герон снова глубоко вздохнул и выдержал многозначительную паузу.
"Боюсь, что я не смогу передать словами все те чувства, которые сейчас испытываю по отношению к тебе,- мрачно и медленно произнёс он.- Ты изуродовал и убил моё тело. И лишь по счастливой случайности тебе не удалось разрушить моё сознание. Как ты думаешь, какие чувства после всего этого я должен испытывать?"
Яфру громко и шумно засопел.
"Да, я виноват,- наконец, воскликнул он.- Но почему ты думаешь, что боги не умеют ошибаться?"
"Потому, что вам многое дано,- отрезал журналист.- Вы не имеете права на ошибки. Слишком высокую цену за них приходится платить тем существам, которых вы создаёте".
"Мы вас создаём по своему образу и подобию,- возразил ему бог яфридов.- А это означает, что способность ошибаться у нас общая. Мыслящее существо обязано ошибаться, иначе у него не будет что с чем сравнивать, и оно не станет приобретать опыт в процессе своего развития. Ты пойми, что наш с тобой случай просто уникальный. Я только начал изучать это явление. Да, я действительно не подумал о том, как энергия молнии может отразиться на твоём самочувствии".
"Какое самочувствие!?- возмущённо закричал Герон.- Ты же меня убил! Или ты уже забыл, на что было похоже моё тело, когда мы вернулись в эту комнату?"
"Ты всё видел?"- удивился Яфру.
"А почему тебя это удивляет?"
"Только с помощью астрального зрения можно мысленно видеть,- пояснил Яфру.- Но им невозможно научиться пользоваться за такой короткий срок. А что ты ещё видел?"
"Как ты гонялся за молниями".
"А ты не знаешь, почему я промахнулся в двух своих последних попытках?"
"Знаю. Это я помог тебе прыгнуть не в ту сторону,- усмехнулся Герон.- И очень рад, что у меня это получилось".
"Ты способен повлиять на мои действия,- задумчиво произнёс Яфру.- Невероятно!"
"Очень даже вероятно,- вздохнул Герон.- Особенно когда вопрос касается жизни и смерти".
"Где же ты всё время прятался?"
"А вот этого я тебе не скажу,- отрицательно покачал головой журналист.- Ты допустил непростительную ошибку и в следующий раз я не хочу остаться незащищённым".
Яфру насупился и снова засопел.
"И не вздумай обижаться на меня,- предупредил его Герон.- Если бы я сделал нечто подобное, то ты сейчас даже и разговаривать бы со мною не стал ".
"Но ты не можешь причинить мне какой-либо вред",- с лёгким оттенком превосходства заметил Яфру.
"Ты уверен в этом?"
"Абсолютно!"- категорично заявил тот.
"Пойду-ка я искупаюсь,- сказал журналист, вставая с кровати.- Надо смыть с себя пепел прошлой жизни".
Он достал из дорожной сумки новые трусы для купания, одел их и спустился по лестнице в гостиную.

Илмара на первом этаже не было.
"Отдыхает, наверное,- подумал Герон.- Ему тоже сегодня пришлось немало выдержать".
Журналист вышел из дома и под проливным дождём побежал по дорожке к озеру.  Не останавливаясь на берегу, он с разбега прыгнул в теплую и солёную воду. Вода в озере сильно помутнела, но Герон прекрасно знал свой залив и уверенно плыл к нужному месту. Он доплыл до большого и плоского камня, лежавшего на дне в центре залива, приподнял его за один край и лёг на спину, опрокинув этот камень себе на грудь.
"Что ты делаешь!?"- закричал Яфру, придавленный тяжёлым валуном.
"Пытаюсь причинить тебе вред",- спокойно ответил ему Герон.
Яфру стал отталкивать от себя камень, но журналист ещё сильнее прижал его к своей груди.

Они боролись уже почти две минуты. Бог яфридов был бессилен сделать что-либо, находясь под водой, и Герону это было известно.
"За тобой наблюдают сыщики",- прохрипел Яфру, желая заставить журналиста вынырнуть из воды.
"Будем считать, что я уплыл за скалы",- изо всех сил прижимая к себе камень, ответил Герон.
"Я сейчас отниму у тебя жабры, и ты не сможешь дышать под водой",- пригрозил бог яфридов.
"Не забывай, что я очень упрямый,- напомнил ему журналист.- Я буду держать на себе этот камень до последней молекулы кислорода. И если я не успею из-под него выбраться, то мой труп вместе с тобой навсегда останется лежать на дне нашего залива. Ну, давай же, забирай свои жабры!"
Мысль Герона прозвучала с такой решимостью, что у Яфру не осталось никаких сомнений в искренности этих слов.
"Ты — псих!- хрипел Яфру, придавленный валуном.- Ненормальный! Неужели ты хочешь меня убить?"
"Нет,- ответил Герон.- Я хочу, чтобы ты почувствовал, что испытывал я, когда ты гонялся в небе за бабочками".
"Ну, хорошо! Я сдаюсь,- не выдержал Яфру.- Я был неправ, и ты можешь причинить мне вред".
Журналист отжался от камня обеими руками и выскользнул из-под него, но не совсем удачно, оставив на своей груди глубокую царапину.
"А-а,- закричал Яфру.- Ты поранил меня!"
"Неужели?- деланно изумился Герон.- Ну, значит теперь мы квиты. Сейчас пойду и смажу твою репу мазью.  У моего отца есть прекрасное лекарственное средство".
"На моём теле останется шрам,- заявил зелёный бог,- даже если ты намажешь рану отцовской мазью".
"Десять минут назад ты воскресил моё тело из пепла,- удивился Герон.- А теперь сокрушаешься по поводу какой-то царапины".
"С твоим телом я могу делать всё что угодно,- сказал Яфру.- Своё тело я тоже могу лечить, но уже не так эффективно. Для этого мне не хватает некоторых компонентов, которых не найти на Дагоне. А если я нахожусь под водой, то совсем ничего не могу сделать. И ты, как я понял, давно это заметил".
"Шрамы воина — доказательства его былой славы,- усмехнулся Герон.- Ты тоже сегодня немало шрамов оставил на моей душе".
Он вынырнул из воды и медленно поплыл к берегу.

Дождь лил как из ведра, но журналист не торопился войти в дом. Он не спеша поднимался по каменистой дорожке, принимая на себя удары тяжёлых и крупных капель, бьющих по его спине и плечам. Прошло совсем немного времени с тех пор, как он снова вернулся к жизни, но с каждой новой минутой ему всё меньше верилось в то, что это именно его тело, похожее на высохшую мумию, лежало в спальне на втором этаже. Страшная картина смерти стояла перед глазами, и он никак не мог заставить себя забыть её. Недоверчиво ощупывая кожу и мышцы рук, он сейчас пытался убедить себя в том, что это действительно его тело, а не дубликат, созданный "по образу и подобию".
"Ну, что ты себя щупаешь?- проворчал Яфру.- Можешь не сомневаться — это твоё тело, до последней молекулы. Если ты чего и лишился, так это своих застарелых болячек".
"Каких болячек?"- заинтересовался Герон.
"Сустав на большом пальце правой ноги был немного деформирован,- объяснил тот.- Наверное, в детстве ты пнул камень вместо футбольного мяча. Пара коренных зубов уже созрела для того, чтобы идти к стоматологу. Никотин в лёгких тебе тоже совсем не нужен. Аппендикс был замусорен. Совсем недавний ушиб правой коленки. Ну и так, по мелочам всякой всячины. Да, заходи же ты скорее в дом! Меня уже тошнит от этой воды!"

Герон поднялся в свою комнату, достал большое махровое полотенце и стал энергично растирать им всё тело. По мере того, как кожа высыхала, между ней и полотенцем стали с треском проскакивать маленькие искры.
"Это что-то новенькое",- заинтересовался Яфру.
"Вытяни перед собой руки и начинай медленно соединять ладони",- приказал он Герону.
Тот послушно протянул руки и стал уменьшать расстояние между ладонями. Когда от одной ладони до другой осталось не больше пяти сантиметров, между ними внезапно проскочила большая голубая искра. Журналист испуганно ойкнул и прижал руки к груди.
"Что это было?"- недоумевая, спросил он у Яфру.
"Маленькая молния,- ответил тот.- Твоя душа получила большой заряд этой энергии и теперь начала понемногу передавать её телу".
"Для меня это опасно?"
"Нет, я так не думаю,- не совсем уверенно произнёс бог яфридов.- Но всё же, я бы посоветовал тебе быть немного осторожнее с радио и электроаппаратурой, трансформаторами, магнитами и прочими вещами, которые притягивают такую энергию".
"Какие ещё сюрпризы меня ожидают после твоей "молниеносной" охоты?"- ехидно спросил его Герон.
"Ну, хватит уже об этом!- возмущённо воскликнул Яфру.- Мне кажется, что мы полностью выяснили наши отношения. Кстати, ты сам сказал, что мы теперь — квиты. Я тебя за язык не тянул. И не думай, что ты один сегодня пострадал".
"Ах, да! Как же я забыл о твоей царапине?"- театрально произнёс журналист.
"Ты отнял у меня часть моей чистой энергии,- недовольно поморщился Яфру.- А она, да будет тебе известно, не восполняется. Это равнозначно тому, как если бы ты откусил мне палец".
"Скорее всего, это был глаз,- предложил свою версию Герон.- Но он сам виноват — не стоило ему так беззастенчиво подглядывать в замочную скважину".
"Ты и это видел?- удивился Яфру.- Значит, ты и сам находился где-то поблизости".
"Близко, да не очень,- неопределённо ответил журналист.- А откусывать его я и не собирался. Я вообще не знал того, что произойдёт дальше. Так что за подобный поступок отвечать я не должен".
"Незнание закона не освобождает от ответственности,- хмыкнул бог яфридов.- У ваших юристов, кажется, есть такая формулировка".
"Бредовая формулировка,- заявил Герон.- У нас такие законы, что знание или незнание их, не имеет для подсудимого никакого значения. Какой нужно приговор — такой и вынесут".

Пока журналист мысленно разговаривал со своим "товарищем по несчастью", он успел переодеться и немного прибрать в комнате.
"Ужинать пойдём?"- немного устало спросил его Яфру.- Может быть, твой отец ещё не успел уничтожить все деликатесы?"
"Здорово он тебя напугал,- засмеялся Герон.- Можешь успокоиться. Даю гарантию, что он к ним даже не притронулся".
"Отец, ты где?"- громко позвал он Илмара.
"В погребе,- ответил тот, немного приглушённо.- У меня здесь маленький профилакторий".
"Ты себя плохо чувствуешь?"- встревожился Герон.
"Нет, нет,- успокоил его отец,- теперь уже хорошо".
"Приходи ужинать,- предложил ему Герон.- И принеси, пожалуйста, бутылочку блекки".
"Хорошо, я сейчас поднимусь",- ответил Илмар.
"Блекка — это прекрасно,- обрадовался Яфру.- Именно её нам всем сейчас и не хватает".
"Мне кажется, что тебе её всегда не хватает",- засмеялся журналист.
"Не буду с тобой спорить,- ответил ему бог яфридов.- И не потому, что ты прав, а потому, что просто не хочу портить себе аппетит".

Герон спустился на кухню и начал доставать из холодильника и шкафов новые продукты. Внезапно он поймал себя на том, что совсем не задумывается, какую сейчас еду нужно ставить на стол. Как будто бы давно и заранее решил, что именно сегодня вечером он должен съесть. Журналист стоял у раскрытого холодильника и держал в руке маленькую стеклянную баночку с печенью скумбы. Он медленно поставил банку обратно в холодильник и закрыл его дверь.
"Почему ты не взял эту еду?"- удивился Яфру.
"Потому, что ты пытаешься управлять моим телом без моего на то согласия,- заявил ему Герон.- Отвлёк моё внимание воспоминанием о приходе монаха, а сам под шумок продукты себе выбираешь".
Возникла маленькая, почти незаметная заминка, но её вполне хватило журналисту для того, чтобы понять, что он не ошибся и поймал зелёного бога за руку на месте преступления.
"Ты стал очень подозрительный,- попытался вывернуться Яфру.- Тебе во всём мерещится тайный умысел".
"Тогда скажи мне, зачем я взял вот эту нарезку?"- Герон указал на вакуумную упаковку с ветчиной.
"Не знаю,- упорствовал Яфру.- Может быть, она тебе очень нравится, или, наоборот, ты ещё никогда её не пробовал".
"Я ел эту ветчину много раз, и не могу сказать, что я от неё в восторге. Что ты на это скажешь?"
"Ты говоришь так лишь для того, чтобы доказать правоту своих слов",- не сдавался бог яфридов.
"Уж кому как не тебе знать, когда я лгу, а когда говорю правду,- загоняя Яфру в тупик, сказал Герон.- Но учти, если ты и впредь будешь без спроса использовать мое тело, то я оставляю за собой право воспользоваться твоим сознанием".
Яфру насторожился. Журналист ясно почувствовал его растерянность и озабоченность.
"Ты не сможешь этого сделать,- сказал Яфру.- Ты слишком слаб".
"Совсем недавно я поглотил часть твоей чистой энергии,- напомнил ему Герон,- и сумел преобразовать её в свою. Почему ты думаешь, что я не смогу освоить все твои запасы?"
"Ты мне угрожаешь?"- нахмурился бог яфридов.
"Нет. Пока нет. Но если ты не перестанешь дергать меня за нитки как марионетку, то я могу и оскорбиться".
"Из-за какого-то пустяка ты раздул целый скандал",- возмутился Яфру.
"Для тебя — это, может быть, и пустяк, а для меня — дело принципа,- твёрдо сказал журналист.- Нам нужно научиться договариваться, а не действовать исподтишка и по своему усмотрению".
"Ну, хорошо, хорошо,- не выдержал зелёный бог.- Если  для тебя это так важно, то обещаю в дальнейшем не поступать таким образом. Но и ты дай мне слово, что не будешь проводить эксперименты в той области, в которой ничего не смыслишь.  Пойми, что это — самый короткий и верный путь к нашему самоуничтожению".
"Самоубийство мне тоже не по душе,- согласился с ним Герон.- Я просто стараюсь сохраниться как личность, и мне неприятно чувствовать себя орудием в чужих, пусть даже и дружественных руках".
"Вот мы и выяснили ещё один аспект в наших весьма непростых отношениях,- вздохнул Яфру.- А теперь, может, ты всё же достанешь из холодильника эту маленькую стеклянную баночку?"
"С удовольствием,- засмеялся Герон.- Я тоже никогда ещё не пробовал печень скумбы".

В дом вошёл Илмар. На его левой руке, согнутой в локте, висел дождевой зонт, с которого стекали капли воды, и этой же рукой он держал за горлышко большую глиняную бутыль оплетенную лыком. Герон оглянулся на вошедшего в дом отца и, увидев бутыль, вдруг вспомнил, что точно такую же он видел у Шарлога во время своего путешествия к яфридам.
"Верно,- согласился с ним Яфру.- Именно такие бутыли для хранения блекки и делали яфриды, называя их пузырниками. Но у меня возникает вопрос. Откуда твоему отцу знать секрет изготовления этой посуды?"
— Давно не было такого дождя,- сказал Илмар, закрывая свободной рукой входную дверь.- Несладко сейчас тому, кто не успел спрятаться под надёжную крышу.
"Ты о сыщиках беспокоишься?"- спросил его Герон.
"И о них тоже,- ответил Илмар.- Всё же, как-никак, а божья тварь".
"Именно тварь,- согласился с ним Герон.- Более точного определения им вряд ли подыскать".
"Напрасно ты на них обижаешься,- подумал Илмар.- Эти люди стоят на страже закона и порядка. А если они сейчас следят за тобой — так ты не воруй".
"Следить за мной они начали ещё до того, как я своровал,- возразил Герон.- И, кстати, почему мы называем воровством мои усилия по возвращению Нарфею его священного камня? Мне кажется, что тот монах должен быть хоть немного, но благодарен за помощь в его поисках. Ты, конечно, скажешь, что я тогда не знал этого, но вполне можно предположить, что я действовал интуитивно. Меня вела рука бога, и я не мог и не должен был поступить иначе".
"Монах и без твоей помощи достал бы божественный шар даже из жерла действующего вулкана,- сказал Илмар.- Но я сейчас хочу поговорить не о Нарфее, а о том бриллианте, который ты прихватил из машины Фризы. Что ты собираешься с ним делать?"
"Не знаю,- вздохнул Герон.- Он мне не нужен и я с удовольствием вернул бы его Корвеллу. Но как это сделать, не привлекая к себе внимания полиции? Может быть, у тебя есть какие-нибудь соображения?"
"Хорошо бы подбросить его Борку,- подумал Илмар,- но не здесь, а в столице, чтобы создать видимость, что бриллиант не покидал пределы города. Тогда, возможно, сыщик перестанет подозревать тебя в краже рубина".
"Прекрасная мысль,- воодушевился Герон.- Осталось только придумать, как воплотить её в жизнь".
"Надо ждать удобный случай,- сказал Илмар.- Но если ты не уверен, что сможешь надёжно спрятать этот камушек, то лучше оставь его у меня".
"Я подумаю",- ответил Герон.
— Ужин готов,- сказал он, поставив на стол последнее блюдо.- Прошу к столу.
Ослепительная вспышка молнии на одно мгновение осветила окна комнаты.
— Сейчас очень опасно находиться в лесу,- громко произнёс Илмар, повернувшись к тому окну, на стекле которого был установлен микрофон,- особенно, если стоишь у большого дерева.
И, словно бы подтверждая слова рыбака, грянул оглушительный раскат грома, заставивший зазвенеть стёкла окон.
— Я помню тот старый дуб, в который ударила молния,- продолжил эту тему Герон.- Он вспыхнул, как спичка.
И снова сразу несколько молний осветили оконные проёмы, а вслед за ними прогремела канонада взрывов, с треском разорвавшая вечернее безмолвие леса.

Илмар поставил на стол два канделябра, зажёг свечи и выключил электрическое освещение.
— Ужин при свечах на фоне разбушевавшейся природы — очень романтично,- произнёс Герон.- У меня сразу появилось ощущение, что мы мгновенно перенеслись на несколько веков назад. Для полноты картины нам следовало бы зажечь камин и нарядиться в старинные одежды, а в углу посадить двух бородатых музыкантов.
— Камин зажечь нельзя — слишком сильные порывы ветра, да и шаровая молния может к нам через трубу залететь,- ответил Илмар.- Старинной одежды мы не имеем, но зато у нас есть подходящая музыка.
Он опустил правую руку под столешницу и произвёл ею какие-то манипуляции. Внезапно комнату наполнили звуки струнных и духовых инструментов. Они звучали со всех сторон, создавая впечатление большого оркестра, окружившего своих слушателей. Спокойная и мелодичная музыка расслабляла и завораживала, придавая всеобщей атмосфере неповторимый колорит.
— Фантастика,- восхищённо воскликнул Герон.- В такой обстановке можно соблазнить  даже самую неприступную красавицу.
— И ты сейчас жалеешь о том, что не взял с собой подружку,- засмеялся Илмар.
— Любая из них сейчас просто плакала бы от счастья,- улыбнулся Герон.
"Да, ты совершил очень большую ошибку",- проворчал Яфру.
"Насколько я понял, все мои подружки не в твоём вкусе",- ответил ему журналист.
"На безрыбье и рак — рыба",- философски заметил бог яфридов.
"Особенно, если ты не "рыбачил" триста тысяч лет",- хохотнул Герон.
"Нехорошо смеяться над чужим горем,- укорил его Яфру.- Ты бы лучше сделал бутерброд с икоркой, положил бы в тарелку печень скумбы и налил рюмочку блекки. И тогда на некоторое время можно забыть и о женщинах".
"Превосходное вино, изумительная закуска и мысли о скорой встрече с прекрасной женщиной,- улыбнулся журналист.- Можно ли такое состояние назвать божественным?"
"Вполне,- согласился с ним Яфру.- Именно так и описывали жизнь богов некоторые древние народы. Правда, при этом они почему-то забывали о том, какую тяжелую, кропотливую и ответственную работу выполняли эти существа".

Илмар незаметно, но очень внимательно наблюдал за выражением лица Герона. Он прекрасно понимал, что его сын сейчас с кем-то беседует, но никак не мог уловить даже эхо этого разговора. Все его попытки проникнуть в сознание Герона, в последнее время заканчивались неудачей. Между ними стоял прочный и надёжный щит, пробиться сквозь который, Илмар был уже не в силах. Утренняя проверка Нарфея на некоторое время успокоила отца, но к вечеру его опять мучили сомнения. Он знал, как тяжело, а порою даже невозможно увеличить свой энергетический потенциал. Но энергия Герона росла не по дням, а по часам. Она увеличивала не только свою мощность, но и изменяла оттенок цвета, что и вызывало удивление и озабоченность Илмара. И сейчас отец решил провести своё расследование. Он начал тихо и медленно, так, чтобы не спугнуть сына, мысленно произносить молитву из Медной книги.
"Ах, чёрт!- воскликнул вдруг Яфру.- Мне нужно срочно спрятаться. Твой отец читает заклинание. Забудь обо мне и постарайся его чем-нибудь отвлечь".
После этих слов Яфру исчез.

Герон выпил рюмку блекки и прикрыл глаза, словно бы наслаждаясь ароматом и вкусом настойки. Но лишь стоило закрыться его векам, как в нём сразу проснулось внутреннее зрение. Перед журналистом возникла удивительная картина. Его отец сидел за столом в окружении ярко-голубого сияния, которое с каждой секундой становилось всё сильнее и отчётливее. Своего тела Герон не увидел, потому что оно было полностью скрыто ослепительным светом его энергии. Внезапно ореол отца изменил свою форму и начал вытягиваться, приближаясь к Герону. Это была ещё одна попытка Илмара проникнуть в сознание сына, но теперь уже с помощью заклинания.
"Отец, ты напрасно подвергаешь нас обоих такому риску,- подумал Герон и увидел, что энергия отца замедлила своё движение.- Ты не должен входить в моё сознание. По воле Нарфея его свойства изменились, и оно стало поглощать и преобразовывать любую энергию, даже энергию молнии".
Герон поставил пустую рюмку на стол и начал соединять свои ладони. Когда между ними с треском проскочила большая искра, энергия отца резко отскочила назад.
"Я понимаю твоё удивление, растерянность и озабоченность,- продолжил Герон.- Но, поверь мне, я и сам сейчас испытываю такие чувства. Беда в том, что я пока ещё не могу полностью контролировать весь процесс и поэтому считаю твои попытки весьма рискованными для нас обоих".
Илмар молчал, видимо обдумывая и взвешивая все "за и "против", прежде чем принять решение. Но даже в это время он не переставал читать заклинание.

"Я готов пожертвовать частью своей энергии, лишь бы только убедиться, что с тобою всё в порядке",- наконец, произнёс он.
"Хорошо,- вздохнул Герон.- Я вижу, что мне не удалось тебя убедить. Ты, как всегда, хочешь испытать всё сам. Я открою тебе своё сознание, но прошу тебя не посылать в него слишком много энергии".
Мысль Герона быстро спряталась в тайник и стала оттуда наблюдать за происходящим.
Вскоре сквозь оболочку прорвался слабый и тонкий лучик отцовской энергии. Он тщательно и осторожно осмотрелся и застыл в недоумении. В этот момент Герон резко сократил оболочку и отсёк часть отцовской энергии. Отрезанный луч превратился в маленький пульсирующий комочек, который стал беспомощно и беспорядочно метаться внутри пустого сознания, тая и растворяясь на глазах.
Когда всё закончилось, мысль Герон вернулась и заполнила собою всю оболочку.

Журналист открыл глаза и увидел перед собой бледное лицо отца.
— Тебе плохо?- испуганно вскочил со своего стула Герон.
— Нет, нет, ничего,- Илмар жестом руки посадил его на место.- Сейчас пройдёт.
Он достал из кармана жестяную коробочку, похожую на табакерку, и, открыв её, высыпал на ладонь щепоть измельчённого корня. Положив в рот снадобье, Илмар медленно и сосредоточено стал его пережёвывать.
"Я же тебя предупреждал,- вздохнул Герон.- Ну почему ты мне не веришь?"
"Я верю каждому зверю,- усмехнулся Илмар.- Но больше всего я верю себе".
"Это было больно?"
"Нет. Просто появилась слабость и головокружение, как при потере крови".
"Ты — гнусный пожиратель своих родных и близких,- возмутился вернувшийся Яфру.- Как тебе такое в голову-то пришло?"
"Я не знал, как мне иначе остановить отца",- стал оправдываться Герон.
"И поэтому взял, да и откусил часть его души,- продолжил за него бог яфридов.- У одного царя был очень простой способ подстригать своих подданных: он отрубал им волосы вместе с головой".
"И поэтому они все ходили лысыми",- закончил журналист.
"Откуда тебе это известно?"- заинтересовался Яфру.
"Угадал",- ответил тот.

Илмар всё ещё продолжал жевать измельчённый корешок. Его глаза были закрыты, а голова и верхняя част туловища едва заметно раскачивались, словно он сидел не на стуле, а в кресле-качалке. Герон хотел было окликнуть отца, но Яфру его остановил.
"Не мешай ему,- одёрнул он журналиста.- Твой отец сейчас очень занят".
Герон осторожно взял пузырник и, стараясь не звякнуть горлышком о бокал, наполнил его настойкой.
"Поразительно!- раздался в его голове удивлённо-восхищённый голос Яфру.- Впервые вижу, как человек восстанавливает часть утерянной энергии. Но мне кажется, что при этом Илмар что-то бормочет. Неужели он читает какое-то заклинание? А ты случайно не знаешь то растение, корень которого жуёт твой отец?"
"А тебе-то, зачем это знать?- подозрительно спросил его Герон.- Уж не хочешь ли ты восстановить свой откушенный глаз?"
"Ты порою бываешь просто несносен,- закряхтел бог яфридов.-  Я не перестаю удивляться своему терпению. Если бы мы познакомились при других обстоятельствах, то сейчас я раздавил бы тебя, как комара".
"Если бы я знал, какой ты коварный интриган, то ни за что не стал бы поднимать тебя со дна озера. За наше здоровье!"
Герон медленно и с наслаждением выпил весь бокал блекки.

"Скажи мне, Яфру,- он тихо поставил бокал на стол.- А разве энергия Иризо не восстанавливает тебя?"
"Она возрождает и восполняет мои силы,- продолжая наслаждаться вкусом и ароматом блекки, ответил тот.- Это — как пища для голодного и ослабевшего человека или как вода для путника, страдающего от жажды. А чистая энергия — это ядро и основа души. Достигая определённого размера и концентрации, она не меняется (я имею в виду в большую сторону) на протяжении всего своего существования. Для аналогии можно привести пример человеческого тела, которое растёт и развивается только первую треть своей жизни, а достигнув наивысшей точки роста, останавливается и почти в таком же виде и умирает. Чистая энергия души, как и тело человека, может лишиться какой-либо своей части. Такая потеря может произойти умышленно или в результате несчастного случая, но никогда после этого, ни душа, ни тело самостоятельно уже не восстановятся. До сегодняшнего вечера я не знал ни одного человека, который мог бы это сделать. Твой отец — великий волшебник, если умеет восстанавливать чистую энергию души".
"Когда ты возродил моё тело из пепла, я подумал, что ты и есть тот великий волшебник и маг",- признался журналист.
"Ну, что ты,- отмахнулся Яфру.- Я всего лишь восстановил твой мозг и некоторые необходимые для его работы функции организма. А затем немного изменил программу, по которой он работает. Так что всю основную работу сделал ты сам. Элементарная задачка для любого ангела, начиная уже с третьей степени его развития".
Герон недоверчиво молчал, не зная, как относится к словам бога-ящерицы.
"Это шутка?"- наконец, спросил он.
"Нет, чистая правда,- ответил Яфру.- Изменив программу, по которой работает твой мозг, можно превратить тебя в любое существо, живущее на Дагоне. Кстати, скорость твоего перевоплощения прямо пропорциональна количеству и мощности твоей энергии. Однако провести операцию перерождения без посторонней помощи ни ты, ни кто другой не в состоянии. Это — одно из условий вашего существования. И всё же я был бы не так удивлён, если бы твой отец вместо восстановления чистой энергии души, сейчас вырастил бы себе новую руку или ногу. Во всяком случае, для меня такая процедура была бы привычна и понятна".
"Ты недавно рассказывал о магических вещах,- напомнил ему журналист.- Вы их заряжали чистой энергией?"
"Верно,- подтвердил Яфру.- Мы умышленно отдавали часть такой энергии, чтобы создать себе надёжного помощника. Но не надо забывать о том, что мы в любое время могли вернуть свою энергию, если, конечно, она не попадала в шкатулку Фана".

Губы Илмара перестали шевелиться и шептать слова молитвы. Он глубоко вздохнул, задержав на несколько мгновений воздух в лёгких и, расслабившись с выдохом, медленно открыл глаза. В его взгляде можно было прочитать усталость и отрешённость. Глаза смотрели на стол, но кажется совсем того не замечали. Прошло несколько секунд и бледное лицо Илмара стало розоветь, принимая свой здоровый прежний цвет, а в остекленевших зрачках появился осмысленный блеск.
"Ты действительно очень опасен,- подумал Илмар, глядя на сына.- Я бы никогда в это не поверил и поэтому должен был сам во всём разобраться. Но что меня удивило больше всего, так это то, что в твоём сознании я не обнаружил ничего, кроме абсолютной пустоты".
"Такая иллюзия — защитная реакция моего сознания от проникновения извне",- произнёс Герон, сам не понимая, о чем он сейчас говорит.
"В таком случае ты просто неуязвим и мне не стоит больше беспокоиться о твоей душе,- сказал Илмар, наполняя свой бокал блеккой.- Если ты стал таким по воле Нарфея, то мы обязаны принять это, как должное и не задавать себе излишних и ненужных вопросов".
Он приподнял свой бокал над столом, приглашая Герона последовать его примеру.

"Что ты там болтал вместо меня?"- обращаясь к Яфру, спросил журналист, закусывая блекку нарезкой из ветчины.
"Я это сделал, опасаясь того, что ты начнёшь говорить какую-нибудь ерунду,- ответил тот.- Извини, но у меня не было времени предупреждать тебя".
"Я не перестаю удивляться своему терпению,- передразнил его Герон.- Ты не боишься, что я тебе второй глаз откушу?"
"Нет, не боюсь,- самодовольно и победоносно хрюкнул Яфру.- Я только что наблюдал весь процесс поглощения тобою чужой энергии и сделал для себя кое-какие выводы. Думаю, что в скором времени ты будешь для меня не опаснее москита".
"Блефуешь",- усмехнулся журналист.
"Ничуть,- ответил ему бог яфридов.- Скоро я предоставлю тебе возможность в этом убедиться".

Герон заметил, что блекка сильно действует на Яфру. Мысли зелёного божества приобрели оттенок бахвальства и кичливости. Они стали звучать громче и потеряли прежнюю чёткость и ясность. Яфру быстро пьянел и начал бормотать какую-то песенку, постукивая в такт ей своим хопером. Журналист понял, что нужно срочно уходить, иначе отец непременно заметит присутствие опьяневшего бога. Но Илмар опередил его.
— Я, пожалуй, отправлюсь отдыхать,- сказал он, вставая со стула.- Не забудь потушить свечи перед тем, как пойдёшь спать. Музыку тебе оставить?
"Оставь, пусть играет",- властным тоном приказал Яфру.
— Если она не помешает тебе спать,- ответил Герон отцу.
— Ничто не сможет помешать моему желанию уснуть,- улыбнулся Илмар.- Спокойной ночи.
— Спокойной ночи,- сказал Герон.
"Приятных сновидений,- пожелал бог яфридов вдогонку Илмару.- А мы лупасить не хотим. Мы ещё должны выфрать чекашку блекки во славу великого Яфру и сбалдонить в его честь праздничную хору".
Рука Герона сама потянулась к пузырнику, но он промолчал и не стал противиться.
Неторопливо наливая в бокал блекку, журналист выжидал, пока отец не скроется в своей спальне. Он решил не перечить своему собутыльнику, а наоборот, подыграть ему, надеясь выведать у пьяного бога его тайные мысли.
"За здоровье великого и могучего Яфру",- поднял бокал Герон.
"За здоровье пьют только простые смертные,- нахмурился зелёный бог.- Яфру никогда не болеет. Он всегда здоров. Первую чекашку яфриды всегда поднимали за мудрость, храбрость и славу всемогущего Яфру, сияние которого, ярче ослепительного света Иризо!"
"Эка тебя разнесло",- втайне от него подумал журналист.
"Эх,- крякнул от удовольствия Яфру,- хороша блекка! Для праздничного стола лучшего напитка не найти. Но перед боем яфриды добавляли в него сок огненного гриба, и тогда отваге и ярости воинов не было предела. Подскажи такой рецепт своему отцу, а то что-то уж очень тихо по вечерам в вашем баре".
"Что это за гриб такой, "огненный?" Я такого названия никогда не встречал".
"Вы называете его "мухомор" и пинаете волшебный гриб ногами",- брезгливо поморщился Яфру, выражая этим всё своё презрение к человеческому роду.
"Но даже волшебный напиток не уберёг вас от поражения",- не удержался журналист, задетый пренебрежительным отношением Яфру к людям.
"Да если бы не этот недоносок Эдрил,- взорвался бог яфридов.- Подлец, мерзавец, пендырь пахлый! Чтобы его душу крюги на фуфон натянули! Это благодаря ему яфриды лишились своего единства и моей поддержки".
"Эдрил? Кто это?"
"Не хочу я сейчас говорить об этом уроде,- выкрикнул пьяный бог.- Мне даже имя его лишний раз вспоминать противно. Давай-ка лучше хору сбалдоним".

Яфру глубоко вздохнул и громко запел песню яфридов. Тело Герона стало раскачиваться в такт мелодии, а его руки начали дирижировать невидимому оркестру. Большинство слов в песне ему не были известны, но он прекрасно понимал, о чём поёт Яфру. Это был гимн яфридов, восхвалявший их лучшие качества, стремление к победе и преданность всемогущему и лучезарному богу.
"Наливай!- воскликнул Яфру, закончив петь.- Помянем память героев, погибших в борьбе за свободу и независимость своего народа!"
Журналист взял за горлышко глиняную бутыль и стал вновь наполнять бокал, с облегчением заметив, что настойка заканчивается.
"Эх, жаль, что пузырник слишком мал,- горестно произнёс бог яфридов. – А ты не знаешь, где твой отец хранит блекку? Я понял, что это место находится под поленницей в сарае".
"Я не знаю, как попасть в его тайник",- ответил Герон, попутно отмечая, как хорошо иногда не знать того, чего действительно не надо бы знать.
"Охранная система пятого уровня, не меньше,- с сожалением цокнул языком Яфру.- Человеческому телу туда не прорваться, но я бы мог найти способ, как достать оттуда пузырник".
"Не надо этого делать,- решительно воспротивился журналист.- Отец заметит пропажу и у него сразу возникнут ненужные для нас подозрения".
"Э-хе-хе,- тяжело вздохнул зелёный бог.- Ну, что это за жизнь, если постоянно приходится скрываться и прятаться, словно дикому зверю?"
"Зачем же ты согласился на такие кабальные условия? Ты бы мог восстановить свои силы и, не встречаясь с Нарфеем, покинуть Дагону. Или это было невозможно?"
"А какой мне смысл уходить с Дагоны неполноценным?- закричал Яфру и журналист отчётливо ощутил, как беспорядочно раскачиваются пьяные мысли его собеседника.- Я оставил здесь две магические вещи, заряженные моей энергией. И до тех пор, пока я их не найду, меня никто не будет воспринимать всерьёз. Я — изгой, лишённый права жить полноценной жизнью. А твой сегодняшний поступок лишь усугубил моё и без того тяжёлое положение",- хмуро и угрожающе закончил он.
Герон почувствовал волну возмущения, происходившую от пьяного друга, и ясно увидел, как наливаются кровью глаза Яфру.
"Мы с тобой уже обсуждали эту тему,- напомнил ему Герон.- Мне очень жаль, что всё так вышло, но мы оба виноваты и ты с этим, кстати, недавно согласился".

Бог яфридов тяжело и шумно дышал, пытаясь справиться со своими чувствами, и журналист решил ему помочь, опасаясь, что тот не сумеет себя сдержать и устроит сейчас пьяный дебош.
"Как же вернуть твою утерянную энергию?- подумал Герон, не обращаясь напрямую к Яфру, но давая тому понять, как он обеспокоен трагичным положением своего друга.- Ведь есть же у этой проблемы какое-то решение?"
Яфру продолжал молчать, но атмосфера напряжённости стала постепенно исчезать. Видимо эти вопросы отвлекли его внимание от персоны журналиста.
"Вернуть мои магические вещи — всё равно, что найти иголку в стоге сена,- устало и печально вздохнул зелёный бог.- Или, как говорили яфриды, "закрюкачить на моталку знакомого пузача". Я не знаю такого посланника, которому удалось бы отнять у шкатулки Фана свою энергию".
"А другие боги, те, у которых были отобраны их магические вещи, тоже навсегда остались на Дагоне?"
"Ну, конечно же,- воскликнул Яфру.- Мы все прикованы к Дагоне одной цепью и вынуждены влачить здесь жалкое существование".
"Помню, как-то однажды ты сказал, что тебя здесь нет,- недоумевая, подумал Герон.- Так же, как нет и Нарфея, после которого остались лишь его скульптуры. Мне непонятна такая ситуация".
"Меня на Дагоне нет,- подтвердил бог яфридов,- но я всё равно здесь присутствую. Это звучит парадоксально, но дело обстоит именно так. Выставив одну ногу за порог своего дома, ты уже можешь утверждать, что находишься на улице. Хотя нельзя отрицать и того, что ты всё ещё продолжаешь стоять внутри помещения. В моём случае такая ситуация выглядит намного сложнее. Я раздроблен на несколько частей и даже понятия не имею, какая из них, где находится".
"Мой отец на твоих глазах только что восстановил свою чистую энергию,- напомнил ему журналист.- Разве ты не можешь последовать его примеру? Я бы мог попросить у него немного такого корня, на всякий случай".
"Я не знаю, сколько мне нужно этого снадобья и как оно на меня подействует. Что для человека хорошо, то для яфрида может быть смертельно опасно. Я не знаю того заклинания, которое помогло твоему отцу восстановиться. И не знаю последствий его воздействия на меня. В этом уравнении слишком много неизвестных, хотя теперь мне ясно, что если твоему отцу удалось это сделать, то у моей проблемы всё же есть своё решение. Но экспериментировать с такими вещами — крайне рискованно и опасно".
"Давай выпьем за то, чтобы нам всегда и во всём сопутствовала удача,- предложил Герон, поднимая бокал с остатками настойки.- Объединяя усилия, мы увеличиваем наши шансы на успех. Если, конечно, ты не считаешь меня никчёмным и бесполезным созданием".
"Был бы жив мой лучший бандур, я приказал бы ему воспеть тебя в своей балладе,- Яфру совершенно неожиданно воспылал к Герону горячей любовью.- Ты освободил меня из тюрьмы и за одно только это уже достоин, быть увековечен в поколениях, как герой. Я очень рад, что мы встретились и с огромным удовольствием выпью за тебя нашу последнюю чекашку!"

Герон с наслаждением проглотил ароматный напиток и поставил пустой бокал на стол.
"Ой-гор-го-я-горо-го,- запел Яфру шутливую и весёлую песню.
Журналист сразу же начал приплясывать в такт ногами, покачивая головой в разные стороны, с удивлением отмечая, как этот мотив совпадает с той мелодией, которую играли сейчас невидимые музыканты.
За окном сверкали молнии, гремел гром, и резкие порывы сильного ветра раскачивали верхушки высоких деревьев. А в тёплом и уютном помещении, при свете мерцающих свечей, молодой парень, сидя на стуле и прикрыв глаза, исполнял ногами древний танец яфридов, отдавшись во власть озорной и разухабистой песне.

Отредактировано evkosen (02-11-2014 10:26:02)

+1

42

Глава 37

В столице тоже шёл дождь. Он смывал с домов, тротуаров и листьев городских деревьев пыль, накопившуюся за время засухи и, собираясь в мутные ручьи, исчезал под решетками дренажных люков. Огромный мегаполис, уставший от изнуряющей жары, жадно впитывал спасительную влагу, которая дарила ему свежесть и прохладу.

В квартире Адама и Зары стояла полная тишина. Капли дождя барабанили по оконным стёклам и пластиковым отливам, выбивая монотонный и завораживающий ритм. Под этот успокаивающий звук Зара и уснула, сидя в кресле и уронив на колени раскрытый журнал.
У неё не было привычки спать сидя, и она всегда старалась принять перед сном горизонтальное положение. Но сейчас это случилось само собой и так неожиданно, что она даже не успела отложить в сторону новый журнал. Может быть, на неё повлияла музыка дождя, а может она действительно устала от блеска драгоценностей. Впрочем, не нужно забывать и того, что Зара сегодня впервые испытала на себе действие гипноза, которое её очень озадачило и взволновало. 
Она всегда была уверена в том, что может контролировать свои поступки в любой ситуации. И уже после того, когда при помощи молитвы влияние гипноза внезапно прекратилось, она тоже никак не могла поверить в то, что ею только что руководил кто-то другой. Желание положить диадему в шкатулку было так велико, и казалось таким естественным, что даже явное несоответствие размеров этих предметов не могло остановить Зару.

Позже, сидя в кресле, она попыталась проанализировать возникшую ситуацию и пришла к выводу, что её воля в тот момент была полностью парализована и неспособна повлиять на ход событий.
"Если это повторится,- думала Зара,- то без помощи молитвы мне не обойтись. Адам сумел почувствовать, что нами пытается кто-то управлять, а вот у меня не возникло никаких сомнений относительно моего желания. Я должна выучить молитву наизусть и повторять её как можно чаще. Завтра я останусь в квартире одна, и меня некому будет остановить".
Она стала вспоминать слова молитвы и совершенно неожиданно крепко уснула, склонив голову на левое плечо.

Ей приснился праздничный бал в императорском дворце. В тронном зале, освещённом четырьмя большими люстрами и множеством светильников, кружились в плавном танце пары, одетые в красивые, старинные одежды. Широкая ковровая дорожка, протянувшаяся через весь зал от входа до тронного постамента, разделила танцующих на две группы и Зара сейчас стояла в самом её начале.
Она сделала один шаг вперёд и внезапно легкая, и весёлая музыка оборвалась, а вместо неё оркестр заиграл торжественный туш. Танцоры замерли на несколько мгновений, а затем стали подходить к краям дорожки, образовав длинный коридор из бальных платьев. Зара медленно и робко пошла по ковру, смущённая таким вниманием к своей особе со стороны присутствующих. Но чем дальше она продвигалась, тем больше понимала, что люди смотрят не на неё, а на ту диадему, которая венчала её голову. Именно ей все кланялись и приседали в глубоком реверансе, признавая её превосходство и величественность.
Когда Зара окончательно в этом убедилась, то её шаг сразу стал твёрдым и уверенным, голова гордо приподнялась, а глаза перестали рассматривать склонившихся в покорном молчании людей. На её лице появилось невозмутимое, почти надменное выражение и взгляд обратился на то место, где должен был находиться трон. Но на возвышении вместо трона стоял красивый узорчатый стол, инкрустированный драгоценными камнями, а на нём, на красной бархатной подушке, расшитой золотой нитью, покоилась знакомая шкатулка.
Увидев её, Зара сразу поняла, с какой целью она приближается к постаменту и что ей сейчас предстоит сделать.  Где-то в глубине сознания возник протест и желание остановиться, воспротивиться и уйти обратно. Но ноги не слушались и не хотели подчиняться, продолжая уверенно идти вперёд.
Поднявшись на возвышение, Зара остановилась перед шкатулкой. Оркестр заиграл тревожную барабанную дробь, как в цирке перед исполнением акробатами сложного и опасного трюка. Наступал кульминационный момент. Руки Зары стали приподниматься в желании снять диадему с головы и уложить её в шкатулку. Но внезапно до её ушей донеслись слова молитвы и окружающие предметы и люди начали искривляться и терять свои формы. С каждым новым словом заклинания они всё больше расплывались, превращаясь в абстрактную картину, которая поплыла перед глазами, ускоряя своё движение вокруг Зары. Она почувствовала головокружение и очнулась.

Голос Адама продолжал громко и монотонно произносить слова молитвы.
Зара огляделась по сторонам. Она стояла в кабинете рядом со шкафом, в котором был спрятан сейф, и держала в руках диадему. Адам сидел за столом и, глядя на жену, всё ещё читал заклинание.
— Что это было?- испуганно спросила его Зара.
— Твоя вторая и, по всей видимости, не последняя попытка уложить диадему в шкатулку,- задумчиво ответил тот.   
Женщина посмотрела на диадему, сверкавшую множеством драгоценных камней и, вытянув перед собой руки, осторожно и опасливо подошла к столу. Она положила украшение на стол и быстро отошла от него на несколько шагов.
— Адам, сделай что-нибудь,- умоляющим голосом сказала Зара.- Я не в силах противиться этому желанию.
—Да, я вижу, что дело обстоит именно так,- согласился с ней Адам.- Вот только не пойму, кто же тобой управляет, шкатулка, диадема или кто-то другой?
— Не пугай меня, Адам,- она прижала руки к груди и попятилась.- Что значит "кто-то другой"? В квартире кроме нас никого нет.
— Нет, конечно, мы одни,- успокоил её Адам.- Я имел в виду не людей, а то явление, которое церковь называет нечистой силой.
— Демон? Дух? Призрак? Кто именно?
— Я не знаю, как его зовут,- засмеялся Адам,- но ты ему понравилась определённо больше, чем я.
— Зато мне всё это совсем не нравится. Ну, что за навязчивая и абсурдная идея — спрятать диадему в шкатулку, размеры которой не позволяю этого сделать?
— Если "оно" так хочет, значит, всё же есть какой-то смысл,- Адам устало растёр свои глаза кончиками пальцев.- Тот факт, что молитва Нарфея не позволяет "ему" добиться желаемого, убеждает меня в том, что нам ни в коем случае нельзя класть диадему в шкатулку. Кстати, я спрятал ключ от сейфа, и ты всё равно ничего не смогла бы сделать.
— Завтра под действием гипноза я могу позвонить в службу, и они откроют твой сейф за двадцать минут,- махнула рукой Зара.
— Верно,- покачал головой Адам.- Об этом я почему-то и не подумал…. Ну, что же, в таком случае я должен забрать шкатулку с собой. Другого выхода я не вижу.
— Но почему на тебя не действует гипноз?
— Мною тоже пытаются управлять, но я постоянно читаю молитву. Я не знаю, кто или что пытается навязать нам свою волю, но, в любом случае, увозя шкатулку с собой, я должен разорвать связь между ней и диадемой.
— Напиши мне слова молитвы,- попросила его Зара.- Иначе я не смогу остаться одна в нашей квартире.
— Конечно, я напишу, но может, ты всё-таки на один день поедешь к Ларе?
— И буду там думать, что в нашу квартиру уже кто-то забрался,- уверенно закончила эту мысль Зара.- Нет, уж лучше я останусь здесь и буду постоянно читать молитву. Ты уже заказал билет на завтра?
— Да, но аэродром в Гутарлау размыло дождём и мне пришлось забронировать место на "Белой молнии".
— Вот и прекрасно,- обрадовалась Зара.- Это вид транспорта гораздо надёжнее летающих гробов. В котором часу отправление?
— В семь утра. Так что, можешь не сомневаться, к вечеру завтрашнего дня я уже буду дома. А в понедельник к нам придет представитель фирмы по установке несгораемых сейфов.
— Сейф будет несгораемый или неразграбляемый?- с усмешкой спросила Зара.
— Для нас, конечно, желательно, чтобы он совмещал в себе оба качества, но детали мы будем обсуждать в понедельник,- ответил Адам, собирая в коробку монеты и медали, лежавшие на столе.- А сейчас я не отказался бы от чашки горячего кофе и пары бутербродов с яичницей.
— Кофе на ночь?- удивилась жена.- И как ты после него собираешься уснуть?
— Я знаю прекрасный способ, который позволяет уснуть в любой обстановке и при любых обстоятельствах. Сегодня ты сама в этом убедишься. Ставь на плиту кофейник, а я сейчас напишу для тебя охранную грамоту.

Проснувшись в шесть часов утра, Зара обнаружила, что её муж уже встал с постели и бреется в ванной комнате, а на кухне свисток пузатого чайника начинает имитировать вой пожарной сирены.
— Наши соседи когда-нибудь подадут на нас в суд,- крикнула она Адаму, выключая газовую плиту.- Мне кажется, что свист нашего чайника заставляет их лихорадочно собирать свои драгоценности и документы, готовясь к срочной эвакуации.
— Вот и пусть тренируются,- ответил Адам, входя на кухню и втирая в щёки крем после бритья.- Такой опыт им обязательно пригодится, когда вспыхнет настоящий пожар.
— Ты успеешь позавтракать?- спросила его Зара, посмотрев на настенные часы.   
— Завтракать я буду в ресторане поезда, а сейчас выпью стакан чая с лимоном. В шесть двадцать меня будет ждать такси на соседней улице.
—Ты уже успел собраться?- удивилась она, взглянув на кожаный портфель Адама, стоявший в прихожей.- Во сколько же ты встал?
— Я проснулся на полчаса раньше тебя, и этого времени мне вполне хватило, чтобы собраться в дорогу.
— А ты ничего не забыл?- подозрительно глядя на мужа, спросила Зара.
— Шкатулку я упаковал в первую очередь,- улыбнулся Адам.
— Документы, деньги, ключи, перчатки,- начала перечислять она.
Адам после каждого слова согласно кивал головой, размешивая чайной ложкой, сахар в стакане с чаем.
— И кроме этого я надел на палец новый перстень и положил в карман жилета часы, которые показывают непонятное время.
— Зачем тебе нужны неисправные часы?- удивилась жена.
— Сейчас, конечно, слишком рано, но на обратном пути, я думаю, что успею показать их часовщику.
Адам допил свой чай, оделся и, поцеловав на прощание жену, вышел из квартиры.

Ровно в шесть часов двадцать минут он стоял на соседней улице, ожидая такси, но, к его огорчению, заказанная машина в условленном месте не появлялась. Чертыхаясь и нервничая, он уже готов был остановить любую машину, когда из-за поворота показалась жёлтый автомобиль с нужным номером.
— Вы опоздали на пять минут,- раздражённо сообщил Адам водителю.- А мой поезд отправляется ровно в семь часов утра.
— Прошу прощения,- ответил тот,- но многие улицы в городе перекрыты. Чтобы успеть к вам, мне пришлось нарушать правила движения.
— Что случилось?- спросил археолог.- Почему перекрыто движение?
— В центральных кварталах проводят учебную тревогу и мероприятия по эвакуации жителей из предполагаемого района бедствия.
— Впервые слышу о таких мероприятиях,- удивился Адам.- И какое же бедствие должно обрушиться на наш город? Землетрясение, ураган или, может быть, обломок метеорита уже нацелился на столицу?
— Не знаю,- пожал плечами водитель.- Я думаю, что сегодня в новостях всё объяснят. 

Подъезжая к вокзалу, Адам заранее расплатился с таксистом и торопливо выскочил из машины, забыв обо всех предосторожностях с перчатками и отпечатками. Он почти бегом поспешил к зданию, в котором находились кассы и спустя пять минут уже искал на привокзальном табло номер нужного перрона.
— Тридцать седьмое купе,- сказал проводник, возвращая Адаму его билет.
— Тридцать седьмое?!- воскликнул археолог.
— Да, а что? Что-то не так?
— Нет, нет, ничего,- смутился Адам.- Всё в порядке.
Он стал подниматься по ступеням и в этот момент прозвучал сигнал отправления.
"Ирония судьбы,- думал археолог, шагая по коридору.- Позавчера я так стремился попасть в это купе, что сегодня его величество случай решил удовлетворить моё непомерное любопытство".
Открыв дверь тридцать седьмого купе, он понял, что до следующей остановки ему, вероятно, придётся ехать в полном одиночестве.
"Ресторан ещё закрыт, а я был, кажется, последним пассажиром, который сел на этот поезд".
Он поставил портфель в нишу для багажа и сел за столик у окна.

"Белая молния" стремительно набирала скорость. С момента отправления прошло не более пятнадцати минут, но столица с её пригородными районами осталась уже далеко позади. Сила инерции увеличивалась, и Адам прислонился спиной к перегородке, покрытой толстым слоем мягкого изолирующего материала. Он прикрыл глаза и попытался расслабиться, но внезапно поймал себя на том, что невольно принюхивается к воздуху в купе.
"Мне, наверное, всю дорогу будет мерещиться этот запах,- подумал он.
Вскоре поезд набрал необходимую скорость и ощущение тяжести, давившей на грудь Адама, сразу прекратилось.
— Горячие и холодные напитки,- послышался в коридоре молодой женский голос.- Конфеты, печенье, бутерброды.
— Скажите, когда откроется ресторан?- спросил Адам девушку в униформе, когда та поравнялась с открытой дверью его купе.
— Если вы пойдёте прямо сейчас, то, как раз успеете к его открытию,- улыбнулась она и продолжила своё движение по коридору, толкая перед собой блестящую тележку на колёсах. 
Адам посмотрел на свои наручные часы, показывавшие семь часов и тридцать минут и сразу же вспомнил о тех часах, которые лежали в кармане его жилета. Он потянул за цепочку и, вытащив их, стал с интересом разглядывать. Часы шли, но показывали неправильное время. На циферблате со святым стрелки указывали на пять часов и сорок пять минут, а циферблат с чёртом утверждал, что сейчас шесть часов и пятнадцать минут.
"Если в корпусе установлен один механизм,- стал рассуждать археолог,- и стрелки часов закреплены на общей оси, то через пятнадцать минут на обоих циферблатах будет показано одно и то же время, то есть шесть часов. Минутные стрелки совпадают каждые полчаса, а часовые только четыре раза в сутки. Но если за точку отсчёта взять, скажем, полночь, то одинаковое время суток оба циферблата показывают, лишь дважды — в полдень и в двенадцать часов ночи. Интересно, имеет ли это какое-либо значение, или неизвестный мастер просто хотел посмеяться…? Ну, а если дело обстоит несколько иначе, и в корпусе установлены два независимых механизма…? Тогда соотношение времени святого и чёрта просто непредсказуемо. Нужно понаблюдать за положением стрелок, может тогда что-то и прояснится".
Он положил часы обратно в карман жилета и, поднявшись из-за стола, решил сейчас же пойти в ресторан. Но тут у него возник вопрос, как поступить со шкатулкой. Идти в ресторан с портфелем было бы глупо, а оставлять в пустом купе такую ценную вещь — опасно. 
Адам осмотрел электронный кодовый замок на двери купе и достал из кармана свой билет. По краю пластиковой карточки-билета был нанесён штрих-код, который и служил ключом для купейного замка. Несколько раз, закрыв и отперев замок двери, археолог убедился, что механизм вполне надёжен и решил оставить шкатулку в купе.
"На первый взгляд эта вещь не представляет особой ценности, - подумал он,- и вряд ли заинтересует грабителя, если таковой здесь вдруг окажется".
Выйдя в коридор и закрыв за собой дверь, Адам отправился в ресторан.

Он сидел за столиком и уже допивал свой кофе, когда из кармана его жилета послышались какие-то звуки. Адам вытащил за цепочку часы и, открыв крышки, обнаружил, что стрелки на обоих циферблатах очень быстро вращаются под тихий, но удивительно чистый звон невидимых колокольчиков. Он никогда раньше не слышал подобной музыки и продолжал бы и дальше слушать эту мелодию, если бы люди, сидящие за соседними столиками, не стали оборачиваться в его сторону.
"Ну, вот,- вздохнул он, пряча часы обратно в карман.- Механизм совсем испортился и без помощи мастера мне с этими часами не разобраться".

Окончив завтрак и выкурив одну сигарету, Адам вернулся к своему купе. Он подёргал дверь за ручку и, убедившись, что она заперта, лишь тогда достал пластиковый ключ. Механизм мягко щелкнул, отпирая замок и археолог, отодвинув дверь в сторону, сделал первый шаг в купе, но сразу же в изумлении остановился.
В купе отчётливо ощущался запах таинственного табачного дыма. Быстро оглядевшись по сторонам, Адам понял, что в купе никого нет, и в отделении для багажа он тоже не обнаружил чьих-либо вещей. Его портфель, как и прежде, одиноко стоял на полке и в том же положении, в котором был оставлен. Желая убедиться, что шкатулка на месте, Адам взял портфель и тут же понял, что его кто-то открывал и неправильно защёлкнул замок. Он быстро распахнул портфель и облегчённо вздохнул, увидев, что пакет со шкатулкой всё также лежит внутри. Но приглядевшись внимательнее, археолог заметил, что бумага, в которую была упакована шкатулка, завёрнута несколько иначе. Адам достал пакет и развернул бумагу, освобождая шкатулку. Некоторое время он смотрел на неё совершенно сбитый с толку, а затем принялся проверять всё содержимое портфеля.
Все его личные вещи лежали на своих местах. И тонкая пачка денежных купюр, которая находилась в боковом отделении, тоже осталась нетронутой. Адам закрыл дверь купе, сел за столик и поставил перед собой шкатулку.

"Курильщик здесь был, и в этом нет сомнения,- взволнованно думал археолог о мужчине с трубкой.- Но зачем ему нужно было доставать шкатулку? Если он — вор, то почему не стал брать деньги?"
Он пристально смотрел на маленький ящик, который ещё позавчера изучил, как свои пять пальцев и, наконец, понял, что буквы заклинания находятся не в том положении, в котором были установлены им позапрошлой ночью.
"Шкатулка настроена на то, чтобы поглощать предметы,- ахнул Адам.- Неужели между ней и тем человеком с трубкой есть какая-то связь? Если это так, то курильщик не может не знать о свойствах этого ящичка. Тогда почему он не забрал её, а оставил в портфеле, пытаясь правильно завернуть упаковку?"

Магнитная дорога пролегла у подножия длинного холма, поросшего невысокими деревьями и кустарником. При такой сумасшедшей скорости, растительность за окном превратилась в расплывчатую, серо-зелёную стену, смотреть на которую не доставляло особого удовольствия, и Адам задернул занавеску окна. Он твёрдо решил не выходить больше из купе вплоть до приезда в Брандору, благо, что здесь находился отдельный туалет, а отсутствие попутчиков позволяло ему выкурить сигарету, не покидая купе.
Археолог достал из кармана пачку сигарет и закурил, выпустив вверх большую струю табачного дыма, который стал медленно подниматься к потолку, увлекаемый  вентиляцией.
"Курильщик исчез незадолго до моего прихода,- думал Адам, наблюдая за движением сизого облака.- Дыма уже не было, но запах ещё оставался.  Кто же он на самом деле, призрак или человек? А вдруг он и сейчас, невидимый и неслышимый находится здесь и наблюдает за мной? Нет, это уже мистика. Я никогда не встречал призраков и мне очень трудно поверить в их существование".
Потушив сигарету, он завернул шкатулку в бумагу и положил её обратно в портфель, который закрыл на ключ и поставил на полку. Ему уже казалось, что кто-то пристально наблюдает за его действиями и странное ощущение чужого присутствия никак не покидало Адама.
"Нужно прочитать молитву,- решил он.- В одной из них говорится об изгнании нечистой силы. Вот сейчас мы это и проверим".
Сняв пиджак, туфли и выдвинув мягкое изголовье, археолог лёг на спальное место. После чего прикрыл глаза и стал вполголоса произносить слова нужной молитвы.

Всякий раз, повторяя заученные слова из медной книги, Адам старался понять скрытый в них смысл и ещё глубже вникнуть в суть той или иной молитвы. Но звуки, которые он при этом издавал, не всегда соответствовали общему настрою и тогда археолог бессознательно и автоматически начинал изменять тембр своего голоса. В такие моменты никто из посторонних не смог бы разобрать, о чём говорит этот человек. Концентрируя всё своё внимание на главном, и почти впадая в транс, Адам уже не мог слышать произносимые им слова, так же, как и не замечал того, что сейчас происходило в купе.
В воздухе, почти под самым потолком возникло большое серое облако, пульсирующее при каждом слове молитвы. Оно густело и уплотнялось, принимая различные формы и постепенно оседая вниз. Перстень-печатка на безымянном пальце Адама тоже ожил и начал светиться, быстро увеличивая яркость своего излучения. Когда были произнесены заключительные слова заклинания, кроваво-красный луч, вырвавшийся из перстня, ударил в самый центр сизого облака. Оно резко сократилось и внезапно исчезло, оставив после себя запах серы и табачного дыма.

Прошло не меньше минуты, прежде чем Адам открыл глаза и начал осознанно воспринимать окружающую действительность. Сразу почувствовав посторонний запах, он понял, что молитва была прочитана не зря и в купе сейчас что-то произошло.
"Жаль, что я ничего не видел,- с сожалением подумал археолог.- Но в следующий раз я уже не стану закрывать глаза".
Он повернул ручку регулятора до упора, увеличивая мощность вентиляции и вскоре неприятный запах исчез.
Поверить в существование призраков Адам всё же не мог — одного только запаха серы было явно недостаточно. Размышляя о том, что же это было на самом деле, он задремал, а потом и вовсе уснул, успокоенный тем, что больше не ощущает чьего-либо присутствия.

Его разбудил звонок проводника, раздавшийся прямо над головой. Это был сигнал тем пассажирам, чья поездка скоро заканчивается.
Адам отодвинул занавеску и поглядел в окно. Вершины гор, появившиеся на горизонте, указывали на то, что Брандора и Гутарлау уже близко.
"Один час на такси до санатория и столько же обратно,- подумал он, посмотрев на наручные часы.- Итого, в моём распоряжении три часа, для того чтобы собрать вещи, подписать все необходимые документы и сдать ключи".
Ещё вчера вечером, позвонив в санаторий Гутарлау, он предупредил администрацию о своём решении досрочно окончить курс лечения. Билет на обратную дорогу был уже оплачен, но для того, чтобы им воспользоваться, Адаму необходимо было сдать старый билет в Брандоре.
"Если бы я заранее знал, какой чудесный подарок приготовил для меня Зацман,- усмехнувшись, подумал он,- то мне сейчас не пришлось бы возвращаться в Гутарлау".
Поезд начал быстро сбавлять скорость и Адам понял, что ему уже пора готовиться на выход.

Оформив билет на обратную дорогу в кассе железнодорожного вокзала, археолог вышел к стоянке такси. Накрапывал мелкий дождь, но судя по большим лужам на асфальте, этой ночью в Брандоре был сильный ливень. Адам и два его случайных попутчика наняли такси, и спустя час оно доставило их к главным воротам санатория.
"Нет, поезд всё же лучше, чем автомобиль,- думал Адам, с трудом выйдя из машины и растирая больную ногу.- Там можно ходить, лежать и сидеть, когда тебе вздумается. Я за этот час устал больше, чем за всю поездку от столицы до Брандоры".

Ещё в дороге он мысленно наметил план, в котором первым пунктом было определено посещение ресторана. Плотно отобедав и выкурив сигарету, Адам посетил главного врача. Затем в бухгалтерии заполнил и подписал все бумаги, после чего ему оставалось лишь собрать свои вещи и сдать кастелянше ключи от домика. Дождь моросил без перерыва и археологу, не взявшему с собою зонт, пришлось почти бегом бежать до своего бунгало, прикрывая голову портфелем.

Собрав в два больших чемодана все вещи, он сел на стул и стал думать, не забыл ли он чего-либо сделать.
"Нужно попрощаться с Илмаром,- вспомнил Адам.- А затем зайду к Феликсу".
Он снял с аппарата телефонную трубку и, набрав номер Мелвина, услышал в ответ голос Герона.
— Гера, здравствуй. Это вас Адам беспокоит.
— Здравствуйте, майстер Форст. Вы уже вернулись?
— Я уже уезжаю,- засмеялся Адам.- А если точнее, то я вернулся, чтобы уехать.
— А ваша супруга?
— Она осталась в столице.
— Я сейчас тоже отправляюсь в столицу,- сообщил Герон.- И буду очень рад, если вы согласитесь быть моим попутчиком.
— Нет, Гера. На машине я не поеду. Я только что целый час трясся на такси от Брандоры до Гутарлау, и это не лучшим образом сказалось на самочувствии моей ноги. Такие длительные поездки — не для меня.
— У вас билет на поезд или на самолёт?- спросил его Герон.
— У меня билет на "Белую молнию" и два часа до посадки.
— В таком случае я довезу вас хотя бы до Брандоры. И не вздумайте отказаться — обижусь на всю оставшуюся жизнь.
— Хорошо, я согласен,- засмеялся Адам.- А чем занят Илмар?
— Сидит рядом со мной и греется у камина. Передаю ему трубку и скоро буду у вас.
Герон подал отцу телефонную трубку и побежал наверх, собирать свои вещи.

Не прошло и пяти минут, а журналист уже вышел из своей комнаты с дорожной сумкой. Илмар, закончив разговор с Адамом, всё так же сидел у камина и задумчиво смотрел на огонь. Герон спустился вниз, встал рядом с отцом и положил ладонь левой руки ему на плечо.
— Мне нужно ехать, отец. Позвоню тебе из столицы. Не скучай.
— Не буду,- кивнул головой Илмар.- Я надеюсь, что в следующий раз ты приедешь не через три года?
— Я приеду намного раньше,- пообещал Герон, почувствовав, как сжалось его сердце от этого вопроса,- и, возможно даже, не один.
— Было бы просто замечательно,- улыбнулся Илмар.- Я давно этого жду. Поезжай, Гера. Я тебя провожу.
"Отец, я должен взять с собою бриллиант. Может быть, мне удастся подбросить его детективу".
"Пойдём в гараж. Он там спрятан".
"Гера, а блекка?- не на шутку встревожился Яфру.- Ты же обещал, что и её возьмёшь с собой?"
"Она в сарае, а мы как раз туда и идём",- успокоил его Герон.
— Я кое-что приготовил тебе в дорогу,- сказал Илмар, когда они вошли в гараж.- Открой свой багажник и поставь в него вот эту корзину.
Он указал на стоявшую рядом с поленницей плетёную корзину, прикрытую куском материи. Герон приподнял один край материала и увидел под ним две связки вяленой рыбы и три глиняных бутыли с блеккой.
"Ё-хо-хо,- радостно закричал Яфру.- Вот это подарок! Всё же, что ни говори, а твой отец — самый лучший из всех людей, которых я когда-либо встречал".

Пока Герон устанавливал корзину в багажник автомобиля, Илмар колдовал у электрического щита.
"Куда же ты его спрячешь?- кладя на ладонь Герона бриллиант с оплавленной оправой, спросил отец.- Если Борк найдёт его у тебя, то кроме кражи, он может выдвинуть обвинение в попытке убийства дочери алмазного короля".
"Пусть не волнуется,- шепнул Яфру.- Сохранность я гарантирую".
"Всё будет хорошо,- пообещал Герон отцу.- Тебе не нужно беспокоиться по этому поводу".
Он сжал свою ладонь в кулак и вдруг почувствовал, что бриллианта в руке уже нет. Герон снова раскрыл ладонь, в которой и в самом деле ничего не было.
"Да ты, оказывается, фокусник,- довольно засмеялся Илмар.- И я вижу, что мне действительно не о чем беспокоиться".
— Выезжай,- хлопнул он сына по плечу.- Счастливого пути.
— До встречи, отец,- ответил ему Герон, включая зажигание.
Илмар открыл ворота гаража и машина журналиста, плавно выкатившись из пристройки, развернулась и, издав прощальный гудок, направилась в Гутарлау.

"Послушай, зелёный змий. Ты куда бриллиант засунул?"- спросил Герон у Яфру, проезжая мимо машины Френчи.
"Туда, куда не каждый врач заглядывает",- хохотнул зелёный бог.
"Уж не проктолога ли ты имеешь в виду?"- насторожился журналист.
"В человеческом теле есть места и получше,- поморщился Яфру.- Я не стану говорить, где именно спрятан твой камушек, чтобы не вызвать у тебя нежелательных ассоциаций. Забудь о нём, а в нужный момент он снова появится в твоей ладони".

Герон остановил свою машину у главных ворот санатория и заглушил двигатель.
"А ты не забыл взять с собой зонт"- встревожился вдруг Яфру.
"Неужели ты не знаешь, что я взял, а что оставил?"- удивился журналист.
"Я не всегда слежу за твоими действиями,- признался бог яфридов.- У меня, порой, и без тебя забот хватает".
"Чем же ты так занят был?- задумался журналист.- Неужели восстанавливал своё самочувствие после вчерашнего топотальника?"
"Тебя это не касается",- огрызнулся Яфру и Герон понял, что не ошибся в своём предположении.
"Да взял я зонт, взял,- со смехом подумал он.- Ты что, боишься простудиться?"
"Нет. Просто с некоторых пор мне не нравится избыточная влажность".
"Понимаю,- сочувственно, но не без сарказма подумал Герон.- Не бойся. У меня за пазухой ты будешь чувствовать себя не хуже, чем в санатории".
Он наглухо застегнул замок-молнию непромокаемой куртки и, достав зонт, вышел из машины.

Не оглядываясь на автомобиль Френчи, который обнаглел уже настолько, что припарковался рядом, раскрыв зонт и перепрыгивая через лужи, журналист поспешил к Адаму.

"Стой!"- закричал вдруг Яфру, когда Герон свернул на знакомую аллею.
Журналист замер на месте, тревожно оглядываясь по сторонам.
"Что случилось?"- спросил он, почувствовав в голосе зелёного бога нотку неподдельного испуга.
"Подожди,- отмахнулся тот,- дай оглядеться".
Герон стоял перед большой лужей дождевой воды, и со стороны могло показаться, что он размышляет, как ему быть. То ли попытаться её перепрыгнуть, то ли не рисковать и обойти лужу по газону.
"Да что ты там выглядываешь?"- не выдержал, наконец, журналист.
"В том месте, куда ты направляешься, собралась очень любопытная компания. Я чувствую энергию сразу трёх посланников. Одного из них зовут Гунар-Ном. Он — владыка подземного мира и повелитель маленьких людей, живущих в глубоких подземельях. Имя второго произносится, как Никадон. Весьма тёмная лошадка. Никто из нас так и не понял, чем он занимался на Дагоне. Ну, а третий из них — уже известный тебе Фан. Вот такая, брат, кулебяка". 
"Ничего не понимаю,- растерянно подумал Герон.- А зачем они там собрались?"
"Источники энергии достаточно слабые, и поэтому логично будет предположить, что это — магические вещи посланников. Но не надо забывать и того, что такие вещи могут иметь прямую связь с их создателями,- пояснил ситуацию Яфру.- Принимая во внимание мою договорённость с Нарфеем, я обязан исчезнуть. Забудь обо мне на некоторое время и не вспоминай, что бы ни произошло. Я появлюсь сам, когда это станет возможным".
Яфру замолчал и Герон понял, что его друг решил снова воспользоваться новой способностью к мимикрии.

"Час от часу не легче,- думал журналист, подходя к домику Адама.- Не курорт, а божественная толкучка".
Он поднялся на крыльцо и хотел уже постучать в дверь, как вдруг услышал слева за кустами весёлый смех Адама и Фелиции.
"Археолог у Феликса,- понял Герон,- и это очень даже кстати. Сейчас я и с пожарником попрощаюсь".
Развернувшись, он направился в соседнее бунгало, из открытого окна которого и был слышен голос и смех Адама.

Журналиста встретили восторженными криками и усадили за круглый стол, поставив перед ним большую пиалу крепко заваренного чая.
— Скоро должна подойти сестра-хозяйка,- сказал Адам Герону.- Я передам ей ключи, и нам можно будет отправиться в путь. Но у меня два огромных и тяжёлых чемодана с вещами, а на машине к домику не подъедешь. И садовник наш, как назло, уехал куда-то, а без помощника нам не обойтись. Может быть, кастелянша подскажет, где нам искать носильщика?
— Не нужно никого искать,- сказал Герон.- Я и один справлюсь с вашими чемоданами.
— Гера, они очень тяжёлые,- запротестовал Адам.- И к тому же сейчас везде лужи. Тележка садовника вполне смогла бы решить эту проблему.
— Мне очень жаль, что я ничем не могу вам помочь,- беспомощно и виновато развёл перебинтованными руками Феликс.
— Ну, что вы, ей богу,- воскликнул журналист.- Я — здоровый во всех отношениях молодой человек. И мне под силу унести что угодно и куда угодно, лишь бы только ручки у ваших чемоданов не оторвались. И давайте больше не будем возвращаться к этому вопросу.

Сквозь приоткрытое окно, чуткий слух Герона уловил торопливый стук женских каблуков на ступенях крыльца соседнего дома.
— Нам пора идти,- обращаясь к Адаму, сказал он.- Сестра-хозяйка уже осматривает ваше жилище.
— Я предупредил её, что буду у Феликса,- ответил археолог.
Его слова прозвучали одновременно с телефонным звонком.
— Да, конечно. Он уже идёт к вам,- произнесла Фелиция, сняв трубку телефонного аппарата.
— Герон прав,- сказала она Адаму, кладя трубку на место.- Вас ждёт кастелянша.
Журналист поднялся из-за стола и сделал вид, что не заметил пристального и настороженно-удивлённого взгляда археолога. Дорога до Брандоры была не такой уж и долгой, а Герону нужно было успеть за это время убедить Адама отдать медную книгу. Поэтому он решил уже сейчас подготовить почву для предстоящего разговора, используя наблюдательность археолога.

Чемоданы, которые приготовил Адам, действительно были очень тяжелы, но только не для Герона, обладавшего силой и выносливостью яфрида. Он с лёгкостью поднял и понёс их к машине, словно это были две пустые картонные коробки. Археолог, в сопровождении Феликса и его жены, шёл вслед за журналистом, удивляясь, с какой непринуждённостью тот несёт такую тяжёлую ношу. Если бы не голос Фелиции, не умолкавший ни на одну секунду, то Адам непременно начал бы мысленно читать молитву, как он теперь делал в тех случаях, когда был чем-то удивлён и озадачен. Но жена пожарника, словно специально, болтала без умолку, мешая ему сосредоточиться.

Закрыв за собой дверь автомобиля и, помахав супругам на прощание рукой, Адам не смог сдержать вздоха облегчения.
— Очень говорливая особа,- улыбнулся Герон, выезжая на проезжую часть дороги.- Сто слов в минуту и все — ни о чём.
— Это — компенсация за молчание Феликса,- поддержал его Адам.- Природа не любит пустоты и перекосов, стараясь всегда и во всём поддерживать равновесие.
— Я должен проститься ещё с одним человеком,- сказал журналист, направляя машину в сторону посёлка.- Но, не волнуйтесь. В Брандору мы приедем вовремя.

Он ехал к Дадону и это был не просто визит вежливости. Отец предупредил Герона, что сыщики обязательно попытаются установить на его автомобиль подслушивающую аппаратуру и сам договорился с Праймосом на предмет осмотра машины перед поездкой. Дадона такая просьба ничуть не удивила. Он знал о весьма непростых отношениях между рыбаком и владельцами курортного бизнеса и был рад помочь своему старому другу в этой, казалось бы, неравной борьбе.
— Уж не тебя ли поджидает человек, сидящий в серебристом драйде на противоположной стороне улицы?- спросил Дадон у Герона, проводя устройством, очень напоминавшем миниатюрный миноискатель, под днищем его автомобиля.
Они находились на территории усадьбы, и каменная стена надёжно охраняла их от взгляда Френчи. 
— Он надоел мне хуже назойливой мухи,- вздохнул Герон.- Его машина — единственное из того, что я вижу в зеркале заднего вида. Нет ли у вас какого-нибудь средства, чтобы заставить его держаться от меня на более почтительном расстоянии?
— Есть,- кивнул головой Дадон,- и оно тебе знакомо.
Герон сразу понял, на что намекает Праймос.
— Хорошая вещь,- улыбнулся он,- но у нас очень мало свободного времени. Мы должны успеть к поезду.
— Операция займёт всего три минуты,- заверил Дадон и пошёл в дом.

Вскоре он вернулся с предметом, похожим на обрезок трубы. Праймос укрепил его на конце глушителя и подал Герону брелок с пультом управления.
— Когда он подъедет к тебе слишком близко, то нажми красную кнопку, но не забудь сначала закрыть окна своей машины. Микрофон, который они тебе поставили, я забираю себе. Любопытный экземпляр. Поколдую над ним на досуге. Поезжай, но не слишком торопись — дорога сегодня скользкая.

Простившись с Дадоном, журналист вырулил на дорогу, ведущую в Брандору. За ним, не отставая, продолжал ехать Френчи.
— За тобой кто-то следит?- спросил у Герона Адам, обернувшись и посмотрев через заднее стекло на преследовавшую их машину.
Герон тоже посмотрел на Френчи и нажал кнопку на пульте дистанционного управления. Автомобиль сыщика сразу резко снизил скорость, завилял, а потом и вовсе остановился на обочине.
— За нами следят,- поправил Адама журналист.- Я нахожусь под наблюдением всего лишь неделю, а вот за вами следят уже не первый месяц. И, как это ни странно, но мы "проходим" по одному и тому же делу. Во всяком случае, так думает полиция.
— Вот как?- археолог изобразил на своём лице удивлённое выражение.- И в чём же состоит наше преступление?
— У нас не так уж и много времени для того, чтобы играть в прятки. И поэтому я предлагаю вам честный и откровенный разговор. Сейчас я расскажу историю нашего "преступления", а вы поправите меня, если я в чём-то ошибусь.
— Ваш знакомый снял с машины микрофон. Кто и когда его туда установил?
— Агенты Борка. И случилось это в то время, когда мы распивали у Феликса чай. Но об этом чуть позже. Я бы хотел начать с самого начала.
Адам немного развернулся на своём сидении в сторону Герона, показывая этим, что он готов выслушать его рассказ.

— Во время вашей последней экспедиции вы нашли алтарь Нарфея, сняли с него статуэтку и отделили от неё священный шар, отчего и произошло землетрясение. Статуэтку вы обронили на выходе из лабиринта, а рубиновый шарик выкрали из кармана ваших брюк агенты Корвелла. Когда я фотографировал последствия землетрясения и урагана, то совершенно случайно нашёл статуэтку в одной из песчаных воронок и привёз её в свою городскую квартиру. На празднике "всех святых" Фриза вышла из салона красоты с ослепительным бриллиантовым колье. Большой рубин сказочной красоты венчал это украшение. Тот самый рубин, который у вас украли люди Бернара. После того, как Фриза села в свою машину, один из монахов Нарфея предпринял неудачную попытку завладеть священным шаром. В результате девушка получила страшный ожог груди, а рубин закатился под сидение водителя. Вечером следующего дня именно там я его и обнаружил. А когда я принёс его в свою квартиру, то статуэтка и рубиновый шарик соединились сами собой. Бандеролью я отправил Нарфея к отцу, где он и хранился всю прошедшую неделю. Я знаю, что вы хотите найти Нарфея и вернуть его на алтарь, но этого вам уже не нужно делать. Вчера к моему отцу приходил монах Нарфея и унёс с собой статуэтку. Я думаю, что сейчас она снова находится там, где и должна быть всегда.
Герон замолчал и посмотрел в зеркало заднего вида. Машина Френчи опять ехала за ними, но держала дистанцию в несколько сотен метров.

— Гера, ты рассказываешь мне совершенно фантастические вещи,- сказал Адам.- Но ты так и не ответил на мой вопрос. Кто и с какой целью следит за тобой?
— Борк начал следить за мной после того, как увидел фотографии карнавала. Оказывается, что я находился совсем рядом, когда с Фризой случилось несчастье. Правда, я-то её как раз и не видел, но сыщик в это не верит. Ну, а когда я забрал рубин из машины Фризы, то он стал подозревать меня ещё больше.
— Он знает, что это сделали вы?
— Борк догадывается об этом, но у него нет веских доказательств. Иначе он давно бы уже надел на меня наручники. А вы знаете, что за вами тоже следят?
— Разве я совершил какое-нибудь преступление?
— С точки зрения церкви вы — один из самых опасных преступников. Вы храните у себя вещь, которая может стоить жизни вам и всем вашим родственникам. Я понимаю, что с вашей стороны было бы глупо доверяться почти незнакомому человеку, но опасность действительно очень велика и реально близка. А время, увы, работает против нас, и его осталось совсем немного.
— Гера, я тебя не понимаю. О чём ты говоришь?
— Я говорю о медной книге Нарфея. За ней давно и безрезультатно охотится один из высших сановников церкви. Вы и ваши родственники будут уничтожены сразу же, как только эту книгу у вас обнаружит церковная служба безопасности. Я не знаю, кто за вами следит. Если это агенты Корвелла или Борка, то не так уж всё и плохо, но если это люди церкви, то вам нужно немедленно отдать книгу монахам Нарфея. Только у них она будет в безопасности и только им не страшна наша церковь.
— Но я даже не знаю, кто они такие, эти самые монахи Нарфея,- засмеялся археолог, стараясь перевести разговор в шутку.- Я в своей жизни не встречал никаких других монахов, кроме наших священников.
— Я тоже до недавнего времени не знал об их существовании,- признался Герон.- Кстати, они могут быть невидимыми, когда того требуют обстоятельства. Неизвестно, когда нам ещё представится возможность разговаривать без свидетелей, и поэтому я сейчас передаю вам просьбу моего отца: отдайте ему медную книгу. Он сумеет передать её монахам Нарфея. Это единственный спасительный вариант для вас и для книги.
— Но я, ни от кого и ничего не прячу,- упрямился Адам.- Гера, или ты меня с кем-то путаешь, или просто решил разыграть меня, чтобы скоротать время до Брандоры. То, что за тобой кто-то следит, я вижу собственными глазами, но за собою я не замечаю слежки. Ко мне, действительно, приходил однажды Борк и расспрашивал меня о рубине, но это ещё не значит, что он за мною следит. И я, кстати говоря, после этого его больше не встречал. Мне кажется, что ты должен больше беспокоиться о собственной безопасности и постараться сделать так, чтобы полиция сняла с тебя все подозрения.
— Борк перестанет следить за мной лишь в том случае, если он найдёт пропавший рубин. А этого, теперь уже, не произойдёт никогда. Арестовать меня он тоже не может, потому что у него нет доказательства моей вины, а подозрения к делу не пришьёшь. Сейчас его задача заключается в том, чтобы следить за мной и ждать, когда я дам ему повод для ареста. А моя задача ещё проще — не делать ничего такого, что могло бы его заинтересовать. В вашем же случае все гораздо сложнее. Церковь не станет собирать на вас компромат. Вас даже судить не будут. Вы просто исчезните в застенках Шестого управления. Если вам нравится рисковать собой, то подумайте, хотя бы о своих родственниках. Уж они-то совсем ни в чём не виноваты. Мне вполне понятна ваша реакция, поэтому я и не требую от вас немедленного ответа. Я просто передаю вам слова моего отца, который точно знает, что за вами следят и что церковь усиленно ищет эту книгу. Вы ходите по краю пропасти, подвергая огромной опасности себя, своих родных и ту бесценную вещь, которая ни в коем случае не должна оказаться в руках нашей церкви. Вы уже совершили одну ошибку, сняв Нарфея с алтаря, и поэтому я хочу предостеречь вас от поступка, последствия которого могут оказаться, очень серьёзными и, возможно, даже непоправимыми.

Адам молчал. Да и что он мог ответить? Всё отрицать? Но он уже пытался это делать. Согласиться с журналистом и полностью довериться ему во всём? Но у археолога не было уверенности в том, что Герон не провокатор. Илмар просит передать ему книгу на хранение, но что скрывается за его просьбой?  Не хочет ли этот загадочный человек использовать медную книгу в своих корыстных целях? Адаму, в принципе, книга была уже не нужна. Он выучил её перевод наизусть, а языка Нарфея он всё равно не знал. Но археолог хорошо понимал, что в древних молитвах заключена огромная сила и поэтому боялся того, что книга попадёт не к тому человеку и будет использована во вред, а не на пользу.

Когда молчание слишком затянулось, Адам достал из кармана пачку сигарет.
— Можно?- спросил он у Герона.
— Конечно,- ответил тот, выдвигая пепельницу на передней панели.- Я тоже закурю. Врачи говорят, что пассивное курение намного опаснее обычного.
— Мне кажется, что это касается только тех людей, которые вообще не курят,- улыбнулся археолог.- Впрочем, докторам, наверное, виднее. У них практика, знания, опыт и к тому же они проводят научные исследования. Но я иногда ловлю их на том, что новое поколение учёных с уверенностью опровергают постулаты своих предшественников.
— Это говорит о том, что ни те и ни другие не знают досконально устройство такого сложного механизма, как человеческое тело,- усмехнулся Герон.- Их попытки вывести единую для всех формулу здоровья, смешны и нелепы. В Гутарлау живёт рыбак, который курит и пьёт уже сто лет. Он не страдает отдышкой и астмой. Ему не страшен рак. У него прекрасная память и очень живой ум. Глядя на его поведение, можно подумать, что он специально хочет задохлить своё тело. Но оно, почему-то, от этого становится только крепче. Врачи, конечно, скажут, что это исключение из правила, и что девяносто девять процентов людей уже умерли от такой жизни. Но что стало бы именно с этим человеком, если бы он поверил врачам и начал вести "правильный" образ жизни? Я думаю, что мы давно бы уже похоронили нашего рыбака. Я, конечно, согласен с тем, что на продолжительность жизни влияют многие факторы, но реакция на них у каждого человека строго индивидуальна. Поэтому, объявление всякой новой формулы здоровья для всего человечества, есть не что иное, как очередное заблуждение.
— Твой преследователь больше не пытается к нам приближаться,- сказал Адам, оглянувшись на машину Френчи.- Чем ты его отпугнул?
— Я плеснул ему на капот очень вонючий газ,- засмеялся Герон.- Можете быть уверены, что теперь этот агент, ни за какие деньги не рискнёт сократить расстояние между нами меньше чем на двести метров.
— А-а, средство для борьбы с насекомыми, грызунами и грабителями,- вспомнил Адам.- Фирма "Праймос и К". Мне однажды удалось присутствовать на "презентации" такого препарата. Это была кошмарная вонь. Меня тошнит при одном лишь упоминании о ней.

До Брандоры они доехали, уже больше не возвращаясь к разговору о медной книге.  И лишь после того, как чемоданы археолога были сданы в багажное отделение, и пришло время прощаться, Герон вновь напомнил Адаму о ней.
— Сообщите мне о вашем решении, как можно скорее,- попросил он, вручая археологу листок из блокнота с номером своего телефона.- Это очень важно для всех нас. И передайте, пожалуйста, своей супруге от меня большой привет. Счастливого пути.
— До свидания, Гера.- Адам аккуратно свернул листок бумаги и положил его во внутренний карман пиджака.- Спасибо тебе за помощь. Я надеюсь, что мы с тобой ещё увидимся.
Они обменялись рукопожатием и расстались. Герон направился к своей машине, а Адам поднялся по ступеням тамбура и пошёл по коридору поезда, отыскивая своё купе. Вскоре прозвучал сигнал отправления и "Белая молния" бесшумно тронулась вперёд, с каждой секундой ускоряя своё движение.

Попутчиком археолога оказался пожилой мужчина с большими и круглыми очками на кончике носа. Он лежал на левом боку и читал толстую книгу.
— Здравствуйте,- сказал Адам, войдя в купе.- Я ваш новый попутчик и буду вынужден мелькать у вас перед глазами до самой столицы. Меня зовут Адам.
— Добрый день,- ответил мужчина, посмотрев на археолога поверх своих очков.- Меня зовут Модест, и вы мне нисколько не помешаете, потому что я намерен скоро уснуть, и проснусь не раньше окончания нашего путешествия.
— В таком случае, я составлю вам компанию,- сказал Адам, уложив портфель в шкаф и снимая пиджак.- Сегодняшняя погода вполне к этому располагает.
Модест не проронил ни слова и опять уткнулся носом в книгу.

В этот раз археолог не стал перед сном читать молитву. Он лежал, закрыв глаза и размышляя над словами журналиста, в которые трудно было не поверить. И всё же Адам сомневался. Было ясно, что книгу нужно прятать и как можно скорее, но отдать её другому человеку археолог не мог. Потому, что действительно очень боялся совершить ещё одну ошибку. Его пугала та цепь случайных и необъяснимых совпадений, которая произошла с Героном. И ещё он не мог понять, как простому рыбаку из глухой провинции, живущему отшельником в лесу, удалось узнать о намерениях высших сановников церкви.
"Я смогу поверить Илмару только после того, как собственными глазами вновь увижу Нарфея на алтаре в тайной часовне,- решил Адам.- Но это произойдёт не скоро, а книгу нужно прятать сейчас. Для одного секрета два человека — много, а три человека — это уже толпа".

Археолога разбудил громкий звонок — поезд подходил к столице.
— Я случайно не храпел?- спросил его Модест, растирая кончиками пальцев свои заспанные глаза.
— Не знаю,- ответил ему Адам.- Возможно даже, что мы храпели дуэтом.
— Тогда неудивительно, что мы не слышали друг друга — каждый был занят исполнением своей партии.

На вокзале Адам сразу прошёл в транспортную контору и нанял грузовое такси, на котором и доехал до своего дома. Грузчик и водитель помогли ему занести чемоданы в квартиру. Глядя на их усилия при переноске багажа, археолог невольно вспомнил Герона.
"И ведь не скажешь, что журналист богатырского телосложения,- думал Адам.- Вот этот грузчик и выше его и шире в плечах, но через каждые двадцать метров он ставит чемодан на тротуар и меняет руку. Нет, здесь что-то не так. Всё это лишний раз подтверждает, что Герон — не обычный человек, так же, как и его отец".
— Боже мой!- воскликнула Зара, увидев чемоданы.- Неужели у нас в санатории было так много вещей?
— Сколько раз ты оттуда ездила в столицу?- напомнил ей Адам.- И каждый раз привозила полную дорожную сумку с вещами. Я и сам об этом не подозревал, пока не начал упаковывать чемоданы.
Он расплатился с носильщиками и закрыл за ними дверь.
— Ну-ка, рассказывай. Тебя не посещали навязчивые желания?- археолог пристально посмотрел на жену.
— Нет. Я даже забывала читать твою шпаргалку.
— Чем же ты занималась? Чахла над своим сокровищем?
— Почему же "чахла"?- возмутилась Зара.- Наоборот, я получила огромное удовольствие и даже не заметила, как прошёл этот день.

После ужина Адам удалился в свой кабинет. Первым делом он поставил шкатулку в сейф, запер его и спрятал ключ в переплёт самой толстой книги. Затем подошёл к письменному столу и достал из ящика один фальшивый рубин.
"Скоро Герон приедет в столицу. Мне эти стразы не нужны, а вот ему один из них мог бы пригодиться. Он парень смышлёный и догадается, как сбить с толку Борка. Но как передать журналисту этот страз? Я даже не знаю, где он живёт".
Немного поразмыслив, Адам достал из шкафа толстую адресную книгу, и вскоре обнаружил в ней адрес Герона.
"Прекрасно,- обрадовался он.- Теперь нужно найти посыльного".

Адам знал многих мальчишек во дворе своего дома, но наилучшей кандидатурой был тот паренёк, который жил в его подъезде, двумя этажами ниже. Единственный его недостаток состоял в том, что мальчишка ничего не делал даром, но зато и за результат можно было не беспокоиться. Его полное имя произносилось, как Донелан, хотя во дворе его все звали Дон.
Археолог упаковал страз в плотную бумагу таким образом, чтобы получился небольшой прямоугольник, и заклеил концы упаковки. Затем на отдельном листе написал адрес журналиста и пошёл к Дону, не очень надеясь на то, что застанет его дома. Если бы не такая плохая погода, то, наверное, так бы и случилось, но к большой радости Адама, его знакомый проныра в этот час сидел дома.

— Привет, Дон,- поздоровался с ним Адам, когда парнишка открыл дверь своей квартиры.- У меня к тебе деловое предложение.
— Вы хотите поговорить здесь, или зайдёте к нам?- спросил его Дон.
— Я думаю, что здесь нам будет удобнее. Давай отойдём к окну,- предложил ему Адам.
— Мне нужно срочно передать посылку вот по этому адресу,- археолог показал Дону свёрток и листок с именем и адресом журналиста.
— На улице дождь и ехать туда нужно через весь город,- начал набивать цену мальчишка.
— Я никогда не был жадным, Дон,- остановил его Адам.- Назови свою цену и тогда мы будем её обсуждать.
— Нет,- не согласился с ним Дон.- Сначала нужно выяснить все детали, а потом уже и цену назначать. Этот человек сейчас у себя дома?
— Нет, но он скоро должен подъехать. Кстати, не говори ему от кого посылка.
— Вот видите,- обрадовался Дон.- Мне придётся его ждать, а это уже дополнительная оплата. И ещё плюс надбавка за секретность.
— Я удивляюсь, почему ты до сих пор не миллионер,- захохотал Адам.
Спустя пятнадцать минут, Дон уже спешил на встречу с Героном, а археолог вернулся в свой кабинет и сел за письменный стол.

Он никак не мог придумать, что же ему делать с медной книгой. В его голове рождались различные варианты но, ни один из них не устраивал его полностью. Устав от раздумий, Адам решил попросить совет у самого Нарфея. Археолог принёс в кабинет медную книгу и стал её читать, глядя на выпуклые буквы текста. К концу молитвы перед его глазами внезапно возникло изображение шкатулки. Адам закрыл глаза ладонями, но видение всё равно не исчезло.

"Бред какой-то,- подумал он, замотав головой.- Шкатулка слишком мала для этого".
И всё же он достал шкатулку из сейфа и поставил её на стол рядом с книгой.
— Адам, ты кофе будешь пить?- услышал он голос Зары.
— Да. Налей мне большую чашку,- крикнул археолог, повернувшись к открытой двери.- Я сейчас приду.
Он снова повернулся к письменному столу и застыл в изумлении. Шкатулка выросла до размеров медной книги и, кроме того, она приобрела цвета и оттенки, которые идеально гармонировали с древней книгой.
Адам, словно во сне, закрыл книгу и осторожно опустил её на дно шкатулки. Крышка сама собой закрылась, на боковых стенках повернулись подвижные детали, и шкатулка развернулась на сто восемьдесят градусов.
— Адам, кофе стынет,- снова позвала его жена.
Он понял, что кто-то манипулирует им и Зарой, не позволяя ему смотреть на то, как шкатулка изменяет свой внешний вид. Покорно отвернувшись от стола, археолог подождал несколько секунд  и снова взглянул на шкатулку. Перед ним стояла прежняя, невзрачная и маленькая шкатулка. Адам даже не стал приподнимать её крышку, зная, что внутри он ничего не найдёт.

Машина Герона неслась по мокрому шоссе, оставив позади себя городок скотоводов и земледельцев. Френчи, оправившись после газовой атаки, позволил себе сократить дистанцию, но не настолько, чтобы быть облитым заново. Для него сейчас на всём белом свете не было существа более ненавистного, чем этот журналист. Тошнота периодически подступала к горлу, и сыщику приходилось глубоко и усиленно дышать, подавляя желание остановиться и освободить свой желудок. Никогда ещё Френчи не чувствовал себя так плохо. Он опустил боковое стекло и жадно глотал прохладный и влажный ветер, врывавшийся в салон автомобиля. Агент мечтал сейчас только о том, как бы ему поскорее отомстить этому паршивому газетчику. В голове сыщика рождались самые мерзкие и изощренные способы мщения. Он по садистски смаковал их, продумывая план мести до мельчайших подробностей.

Герон, не подозревавший о мучениях своего конвоира, наоборот был расслаблен и задумчив.
"Неужели мне не удалось убедить Адама? Поверил он мне или нет?"- гадал журналист, рассеянно глядя на дорогу.
"Он поверил в то, что ему угрожает опасность,- неожиданно прозвучал голос Яфру.- Но большого желания отдать тебе книгу, я в нём не обнаружил".
"Долго ты молчал,- подумал Герон.- Не устал прятаться?"
"Устал,- признался Яфру.- Это, действительно, очень тяжело, но у меня не было выбора. Ты знаешь, что находилось в портфеле Адама…? Шкатулка Фана!"
"???"
"Да, да. И это ещё не всё. На его пальце красовался перстень Гунар-Нома, а в кармане отмеряли время часы Никадона. И все предметы были активированы! Как тут было не спрятаться?"
"Активированы?- не понял Герон.- Что это означает?"
"Активировать магический предмет можно при помощи особых слов, какого-либо действия или даже душевного состояния. Каждый из посланников придумывал свой собственный код активации. Это всё равно, что разбудить или вернуть к жизни. Но для того, чтобы правильно пользоваться таким предметом, нужны дополнительные знания".
"Как же к Адаму попали все эти вещи?"
"Не знаю,- пожал плечами Яфру.- Адам — археолог и этим многое можно объяснить. Именно такие люди чаще всего находят магические предметы. Меня интересует совсем другой вопрос. Перстень можно носить, как украшение, часы — как предмет необходимости, но зачем таскать в портфеле шкатулку? Ведь он привёз её из столицы и снова туда же и увозит. Вот, что интересно".
"Может быть, он просто боялся оставить её в городе?"
"Но, в таком случае, археолог знает её ценность и для него это не просто старая шкатулка, а нечто большее".
"Ты говорил, что шкатулка может управлять людьми,- вспомнил Герон.- Тогда вполне возможно, что Адам не по своей воле носит её с собой".
"Такой вариант тоже нельзя исключать,- согласился с ним Яфру.- Но почему шкатулка не стала заставлять Адама класть в неё часы и перстень…? Нет, чую я, что здесь пахнет большой интригой. Нарфей всегда отличался либерализмом и мягкостью, зачастую прощая своих поверженных соперников и забывая о том, что старые враги никогда не станут новыми друзьями".
"Ты же сказал, что борьба между посланниками закончилась и Нарфей признан победителем",- удивился Герон.
"Мало завоевать первенство. Нужно ещё постоянно его удерживать, доказывая и подтверждая своё звание победителя. На этой планете возникла достаточно интересная ситуация. Нарфей, как бы досрочно признан победителем и лишь потому, что на Дагоне не осталось ни одного равного ему соперника. Но не надо забывать и о том, что большая часть населения пока что молится и поклоняется богу Армону. Полный и безоговорочный триумф Нарфея придёт лишь тогда, когда все люди без исключения будут жить и думать по его заветам и правилам. А до тех пор, все посланники имеют полное право продолжить борьбу за своё существование".
"Значит, и ты тоже можешь начать возрождение своего народа?"
"Могу,- подтвердил Яфру.- Но какой в этом смысл? Я отброшен слишком далеко во времени. И мне никогда не догнать Нарфея".
"А другие посланники? Как обстоят их дела?"
"Этого никто не знает. Может кто-то из них затаился и ждёт подходящего момента, чтобы вновь начать состязание, а может быть, и нет. Во всяком случае, излучение Дагоны на семьдесят процентов состоит из энергии Нарфея. При таком явном превосходстве, вряд ли кто рискнёт начать борьбу за первенство".
"Семьдесят процентов? Так много?"
"В этом нет ничего странного,- усмехнулся Яфру.- Кроме тех потомков Нарфея, которые живут в любом городе и в любой деревне, есть ещё и монахи Красных песков. Каждый из них излучает в космос свою энергию в тысячи, а то и в десятки тысяч раз большую, чем любой потомок Армона. Народ Нарфея размножается и растёт, а народ Армона вырождается и исчезает. И никто из людей не замечает этого процесса. Гениальный ход и решение всей проблемы. Ну, кто после этого решится бросить вызов Нарфею?"

Тяжёлые дождевые тучи заслонили собою всё небо до самого горизонта. Они опустились низко над землёй и летели навстречу автомобилю, словно стая чёрных птиц, время от времени сбрасывая на него очередную порцию крупных и холодных капель. Автомобильные щётки равномерно и неутомимо откидывали их с лобового стекла и Герону, сидевшему за рулём, казалось, что погода всеми силами пытается остановить его движение в столицу и вернуть туда, где остались его дом, отец и родной рыбацкий посёлок.

Конец первой книги.

Отредактировано evkosen (02-11-2014 10:28:10)

+1

43

Дагона. Часть вторая.

"Медная книга".

Глава 1

Яркая фотовспышка на один миг осветила тело человека, распростёртого на полу. Пожилой мужчина, почти старик, лежал лицом вниз с неестественно вывернутой назад левой рукой. В его правой руке был зажат край скатерти с упавшего рядом с ним низкого столика из резного дерева. Остекленевшие глаза, широко и удивлённо раскрытые, казалось, глядели вдаль и видели то, чего кроме них никто не мог увидеть. Большая лужа крови, в которой лежало неподвижное тело, уже подсохла и впиталась в напольное покрытие. Старик был одет в короткий домашний халат и мягкие тапочки на босу ногу, одна из которых, почему-то слетевшая с правой ноги, валялась примерно в двух метрах от тела. Из спины мужчины торчала рукоять старинного кинжала, инкрустированная и покрытая витиеватым узором.

— Итак, вас зовут Сорен Боулз,- доставая из внутреннего кармана авторучку с большой записной книжкой, произнёс инспектор Грегори, обращаясь к молодому человеку с бледным и растерянным лицом, стоявшему перед ним.
— Да,- ответил тот, вздрогнув и отводя свой взгляд от тела убитого.
— Вы давно работаете в этом магазине?
— Шесть лет,- сказал Боулз, задумавшись на несколько мгновений.
— Кто ещё, кроме вас и покойного имел доступ в помещение?
— Насколько мне известно, то ключи от дверей есть только у хозяина и у меня. За шесть лет не было такого случая, чтобы входную дверь открыл кто-нибудь ещё.
— У покойного есть родственники?- снова спросил Грегори, попутно делая заметки в записной книжке.
— Я и есть самый близкий его родственник,- глубоко и печально вздохнув, ответил Сорен.
— Вот как?- инспектор пристально посмотрел на молодого человека.
— Да. Я прихожусь ему племянником. Детей у Альверта не было, а его жена умерла уже двадцать лет назад.
— А ваши родители живы?
Сорен прикрыл глаза, и его лицо исказила гримаса, словно он пытался справиться со своими чувствами.
— Нет,- произнёс он, наконец, посмотрев отсутствующим взглядом мимо инспектора.- Они погибли в авиакатастрофе, после чего дядя и забрал меня к себе.
— Вы, так же как и Зацман, живёте в помещении магазина?
— У меня собственная квартира в двух кварталах отсюда. Дядя был человеком очень деликатным и умным. Он не пытался вмешиваться в мою личную жизнь, понимая, что совместное проживание будет неудобным для нас обоих.
— У Альверта есть ещё какие-либо родственники?
— Больше никого нет.
— То есть, вы являетесь прямым и единственным наследником его имущества?
Лицо Сорена внезапно окаменело и его глаза почти с ненавистью взглянули на инспектора.
— Мне понятен ваш намёк,- сквозь зубы произнёс молодой человек.- Понимаю я и то, что вы обязаны подозревать всех. Но для меня дядя был единственным и самым близким человеком на свете и никакие деньги не заставили бы меня совершить такой поступок.
— Я не на что не намекаю,- спокойно и даже сочувственно посмотрел на Сорена Грегори.- Я просто констатирую факт. В процессе следствия вам ещё не раз придётся отвечать на подобные вопросы. В котором часу вы открыли дверь магазина?
— Каждый день я прихожу сюда к восьми часам утра, но чаще всего к этому времени, дядя уже просыпался и поднимал жалюзи на витрине. У нашего магазина нет определённого графика работы, и дядя мог в любое время открыть двери и начать торговлю. Но сегодня утром и жалюзи и входная дверь были закрыты на ключ.
— Стиви,- окликнул инспектор одного из криминалистов, колдовавших над телом Зацмана.- Когда было совершено убийство?
— Между полночью и часом ночи,- ответил тот, обернувшись к Грегори.
— У вас есть алиби на этот период времени?- обращаясь к Сорену, спросил инспектор.
— Нет,- устало массируя свой лоб ладонью, ответил тот.- Этой ночью я спал в своей квартире один.
— Вы понимаете, что такое обстоятельство только усугубляет ваше и без того тяжёлое положение? Я обязан взять у вас подписку о не выезде из города, и будьте готовы к тому, что в ближайшее время следователь вызовет вас для дачи показаний.
— Грэг, мы закончили,- закрывая большой металлический кейс, крикнул Стиви.
Инспектор не успел ответить, потому что в тишине комнаты резко и неожиданно прозвучал звонок телефонного аппарата.
— Отпечатки сняли?- быстро спросил Грегори у криминалиста, жестом руки останавливая желание Сорена снять телефонную трубку.
— Да,- ответил Стиви,- можно брать. На прослушку тоже поставили.
— Отлично,- сказал инспектор и поднял трубку.
— Алло,- бодрым и приветливым голосом произнёс Грегори.
Человек на другом конце провода явно растерялся и не торопился с ответом.
— Я не ошибся? Это антикварный магазин Зацмана?- наконец, произнёс мужской голос.
— Совершенно верно,- подтвердил инспектор.- Вы что-то хотели?
— Я хотел бы поговорить с хозяином магазина.
— Увы, в настоящий момент это невозможно, но я могу передать ему ваши слова,- сказал Грегори, лихорадочно вспоминая, где он мог слышать голос этого человека.
— Спасибо, но у меня вопрос личного характера,- ответил мужчина.
— Я обязательно передам Альверту, что вы хотели с ним поговорить,- произнёс Грегори, не теряя надежды установить личность звонившего.- Если вы, конечно, назовёте своё имя.
Но мужчина, ничего не ответив, уже прервал разговор.
Инспектор сразу же начал набирать нужный номер.
— Привет, Бодри. Это Грэг. Откуда был звонок в магазин Зацмана?
— Один момент,- ответил тот.- Поместье Бернара Корвелла.
— Ого,- присвистнул инспектор.- Спасибо, Бодри. Ценная информация.
Грегори положил трубку на место и несколько секунд задумчиво постукивал концом авторучки по прилавку, на котором стояли кассовый и телефонный аппараты.

— Скажите, Сорен,- снова обращаясь к племяннику Альверта, сказал инспектор.- Что вам известно о связи между Зацманом и Бернаром Корвеллом?
— У дяди было огромное количество знакомых и весьма обширные связи, но он никогда при мне не упоминал имени этого человека. Мне известно только то, что среди наших постоянных покупателей есть люди и из семьи Корвелла.
— Кто именно?
— Дэвид Корвелл с супругой.
— Они интересуются чем-то определённым?
— Жена Дэвида любит антикварную мебель, а её муж больше внимания обращает на старинное оружие.
Грегори сделал пометку в блокноте, и с интересом взглянув на Боулза, задал свой следующий вопрос.
— А что вы сами думаете о случившемся? Может быть, Альверту в последнее время кто-то угрожал? У него были враги?
— Мне кажется, что с дядей невозможно было поругаться,- почти не задумываясь, ответил Сорен.- Он всегда и со всеми старался поддерживать тёплые и дружеские отношения. На моей памяти нет такого случая, когда бы он с кем-то поссорился.
— Грэг, мы поехали,- окликнул инспектора криминалист.- За результатами придёшь после обеда.
— Хорошо, Стиви,- кивнул головой в ответ Грегори.- Я ещё немного задержусь. Да, кстати, на рукоятке остались хоть какие-то отпечатки?
— Отпечатки — просто супер. Вся ладонь, как на выставку. Словно кто-то специально хотел их оставить,- усмехнулся Стиви.- А вот это мы нашли, когда осматривали личные вещи убитого.
Стиви подал инспектору небольшой пластиковый пакет, в котором лежали два драгоценных камня — большой кроваво-красный рубин и бриллиант с остатками оправы.
— Где вы их нашли?- разглядывая камни, спросил Грегори.
— Бриллиант был спрятан за подкладкой жилета, который висел в платяном шкафу старика. А рубин лежал в левом кармане его халата.
— Вам знакомы эти драгоценности?- показывая пакет Сорену, спросил инспектор.
— Впервые их вижу,- внимательно осмотрев камни, ответил тот.
— Может из магазина пропали какие-то вещи?
— Я не проверял товары и ни к чему не прикасался до вашего приезда,- сказал Сорен.- Я даже не заходил во внутренние комнаты.
— В таком случае, давайте сейчас вместе с вами всё и проверим,- предложил ему Грегори.
Оперативная бригада, погрузив тело Зацмана, уехала, а инспектор с Сореном стали осматривать жилые и торговые помещения магазина.

Войдя в спальную комнату Зацмана,  они увидели разобранную постель с откинутым в сторону одеялом и зажжённую настольную лампу, стоявшую на прикроватной тумбочке.
"Старик уже спал, когда его кто-то или что-то разбудило",- подумал Грегори, взглянув на измятую подушку.
— Вы не знаете,- обратился он к Сорену,- была ли у Альверта привычка спать при свете лампы?
— Дядя всегда говорил, что любит спать в полной темноте,- ответил Боулз.- Ему мешали даже уличные фонари.
Окна, действительно, были закрыты плотными шторами. Спальня Зацмана находилась на втором этаже прямо над торговым залом и, кроме ванной комнаты и туалета, на этом уровне больше не было других помещений.

— В магазине установлена сигнализация?- поинтересовался инспектор, обойдя все комнаты второго этажа.
— Да. Все окна и двери снабжены датчиками но, ни один из них этой ночью не среагировал на проникновение внутрь,- ответил Сорен.- Когда я сегодня утром снимал магазин с охраны, то ничего подозрительного не заметил.
— А кто вчера вечером включил сигнализацию?
— Обычно, по вечерам, дядя сам ставил дом на охрану. Иногда утром, если входная дверь и жалюзи были закрыты, то магазин с охраны снимал я.
"Так. Зацман вечером включил сигнализацию и лёг спать,- стал размышлять Грегори.- Допустим, что ночью к нему кто-то пришёл и Альверт, отключив сирену, впустил гостя в магазин. Тогда уходя, убийца должен был сам включить сигнализацию, но для этого нужно иметь ключи и знать код постановки на охрану".
— Скажите, Сорен. Система сигнализации у вас локальная или централизованная?
— Магазин поставлен на учёт в районном отделении полиции.
Инспектор достал из кармана мобильный телефон и позвонил в участок.
— Антикварный магазин Зацмана был поставлен на охрану в 22 часа 05 минут вчера вечером,- сообщил ему дежурный.- А в 8 часов 05 минут сегодня утром сигнализацию отключили.
"Если убийца проник в магазин до включения сигнализации то, как он вышел наружу после убийства…? У племянника есть ключи, и он знает секретный код. Тайно оставшись вечером в магазине, он мог убить Зацмана, а утром отключить сигнализацию и позвонить в полицию".
— А в котором часу вы вчера ушли из магазина?- спросил Грегори, снова доставая записную книжку.
— Где-то около семи часов,- ответил Сорен, уже порядком уставший от бесконечных вопросов инспектора.
— Точное время не помните?
— Нет. Я ухожу из магазина не всегда в одно и то же время. Иногда дядя отпускал меня и раньше семи часов, а иногда просил задержаться.
— А как было вчера?
— Вчера шёл дождь и покупатели в магазин заходили очень редко, поэтому Альверт сам предложил мне пойти домой. Если бы наши настенные часы пробили семь часов, то я обязательно бы это запомнил — у них очень громкий бой.
— Магазин ещё был открыт и Зацман продолжал торговать?
— Когда я уходил, то было именно так.
Грегори сделал пометку в записной книжке и стал спускаться на первый этаж.

"Ну, а если убийца зашёл в магазин после ухода Сорена? Тогда он должен был спрятаться, ночью убить Зацмана, а затем дождаться прихода Боулза, чтобы выйти через запасной выход. Через окно он выйти не мог — все окна заперты изнутри".
— Когда вы отключаете сигнализацию, то в помещении раздаётся какой-нибудь сигнал?- спросил инспектор Сорена, когда они вошли в кабинет хозяина.
— Да. В торговом зале и в этой комнате установлены пульты управления, которые подают звуковые сигналы. Один длинный гудок при постановке на охрану, два длинных при отключении и пять коротких и частых при попытке проникновения. Сирена включается, если какой-либо контур разорван, а горящая лампочка на пульте указывает на то место, где это произошло.
— И такое случалось?
— Прошлой зимой ночью кто-то пытался открыть жалюзи витрины. Наряд полиции прибыл на место спустя пять минут, но взломщик уже успел убежать.
Грегори окинул взглядом всю комнату и, увидев в углу большой сейф, направился к нему.
— У вас есть ключи от сейфа?- спросил он Боулза.
— Нет. Они были только у Альверта.
— Но мы не обнаружили у Зацмана таких ключей.
— Он всегда носил с собою связку ключей, но был ли на ней ключ от сейфа, я не знаю.
"Или убийца забрал нужные ключи с собой, или у старика есть тайник, в который он их и прячет,- подумал инспектор, вновь доставая мобильный телефон.- Придётся вызывать Фидли".

Если бы инспектор Грегори знал, что Альверт Зацман уже давно является секретным агентом полиции, то он, конечно же, не стал бы так тщательно осматривать помещение и задавать так много вопросов его племяннику. Но начальник оперативного отдела Вайс Габрой, не хотел, да и не имел права разглашать такую информацию. В преступный мир полиция внедрила целую сеть секретных агентов, подобных Зацману, но о существовании такой сети знали лишь те сотрудники управления, кодовое обозначение которых начиналось с нуля. Вайс прекрасно знал, что в магазине установлены скрытые видеокамеры и микрофоны и не сомневался в том, что преступление будет сразу же раскрыто. Но внешне всё должно было выглядеть так, как будто бы убитый был обыкновенным человеком, не имеющим к полиции никакого отношения. Посылая инспектора Грегори в антикварный магазин, Габрой преследовал определённую цель — создать впечатление, что это обычное убийство обычного гражданина, и не допустить утечки секретной информации. Поэтому, когда ему позвонил Грегори и предложил вызвать Фидли, Вайс понял, что инспектор начал,  слишком, глубоко копать.

— Сегодня Фидли вызывать не будем,- отвечая Грегори, сказал Габрой.- Ты уже допросил продавца?
— Этим сейчас и занимаюсь.
— Когда закончишь, то опечатай магазин и возвращайся в отдел.
— Хорошо,- ответил Грегори, скорчив недоуменную мину.
"Похоже, что он хочет передать это дело кому-то другому,- подумал он, пряча телефон в карман.- Ну, что же. Баба с возу — кобыле легче".
Инспектор и продавец вернулись в торговый зал.

— Трогать ничего не надо. Просто проверьте, всё ли на месте,- остановил Грегори Сорена, который хотел поднять, упавший на пол резной столик.
Боулз медленно продвигался по залу, внимательно осматривая находившиеся здесь многочисленные предметы, пока не остановился у висевшего на стене стенда с холодным оружием. Одно из креплений было сорвано, отчего стенд покосился, и некоторые кинжалы и сабли упали и валялись под ним на полу.
— Здесь не хватает двуручного меча-катаны и того кинжала, который увезли ваши коллеги,- сообщил он инспектору.
— Зацман был убит кинжалом со стенда?- удивлённо воскликнул Грегори.
— Да. Этот кинжал был выставлен на продажу две недели назад,- подтвердил Сорен.
— А двуручный меч? Когда он у вас появился?
— Я не могу вам сказать, когда меч появился у дяди, потому что он не всегда и не все вещи сразу выставляет на продажу. Но на стенде клинок пролежал всего четыре дня. Я сам его туда положил.
— У вас есть его фотография?
— Нет. Мы не фотографируем наши товары.
— Тогда попробуйте его описать,- попросил Грегори.
— Размер меча — нестандартный, почти в два раза больше обычного. Витая рукоять тёмно-зелёного цвета, покрытая резьбой под мелкую чешую. Материал, из которого она изготовлена, я определить не смог. Что-то среднее между камнем и костью. На торце рукояти утолщение в виде печати со сложным рисунком. Лезвие широкое и слегка изогнутое. По обеим его сторонам нанесена гравировка и чернение от рукояти до косого острия, изображающая иероглифы и различные знаки. Следов коррозии на металле я не обнаружил.
— И какова была его цена?
— Цена договорная, как и у многих вещей в нашем магазине. Я продавал лишь те предметы, на которые дядя установил твёрдую цену, а остальные товары он реализовывал сам.

Инспектор закончил писать и ещё раз взглянул на покосившийся стенд.
"Почему оторвалось крепление?- задумался Грегори.- Может в темноте кто-то наткнулся на стенд? Но тогда это был не Сорен и не Зацман — они давно привыкли к интерьеру зала и должны ориентироваться здесь, как рыбы в воде. А вот столик уронил уже сам хозяин, когда падал — в его руке был зажат край скатерти. От стенда до столика всего два шага. Ну, а если убийца нанёс удар кинжалом у стенда, толкнув при этом старика? Зацман сильно ударился о полку, сорвав крепление, сделал по инерции два шага и стал падать на столик. Если на теле Альверта остались следы от ушиба, то, возможно так всё и было. Но почему тапка с правой ноги осталась лежать у стенда? Тапочки без задников, типа шлёпанцы и легко слетают с ноги лишь при непроизвольном движении назад. Не мог же старик с кинжалом в спине двигаться то назад, то вперёд? Нужно ждать результаты экспертизы. Вот тогда, может быть, что-то и прояснится".

— Вы сказали, что Дэвид Корвелл интересуется старинным оружием. Он мог увидеть у Зацмана пропавший меч?- обернувшись к Сорену, спросил инспектор.
— В последний раз я видел Дэвида в нашем магазине около двух недель назад. Он заходил в кабинет Альверта. О чём они разговаривали и что ему показывал дядя, я не знаю. Но меч, как я вам уже сказал, на стенд установлен был совсем недавно.
— Может быть, ваш дядя потому и выставил меч в зал, что Корвелл отказался его купить?
— Вполне возможно, но мне об этом ничего неизвестно,- усталым и почти безразличным тоном, ответил Сорен.
— Кто ещё из ваших постоянных клиентов интересуется старинным оружием?
Боулз задумался, перебирая в уме известных ему покупателей.
— Среди всех я, пожалуй, выделил бы банкира Элдуса Кернна и археолога Адама Форста. Правда, интересы последнего не ограничены только оружием. Его, как профессионала, может заинтересовать любая старинная вещь.
— Когда в последний раз эти два человека посещали ваш магазин?
— Три дня назад. Но приходили они в разное время.
— То есть, они оба видели этот меч?
— Что касается банкира, то он при мне держал меч в руках. Археолог к стенду не подходил, но сказать, что он не видел этот клинок, я не могу. Сразу после прихода Форста, он и дядя прошли в кабинет, а ушёл археолог, насколько я понимаю, через запасной выход.

В кармане инспектора зазвонил мобильный телефон. Взглянув на экран дисплея, он на секунду задумался, а затем,  усмехнувшись и покачав головой, поднёс телефон к уху.
— Привет, Грэг. Что там случилось?
— Привет, Корвен. А я тут ломаю голову, кто же это звонил Зацману по городскому телефону. Его старинный аппарат сильно искажает голос.
— Я тебя тоже с трудом узнал,- признался Борк.- Пришлось звонить в управление. Ну, так что же произошло?
— Этой ночью, между часом и полуночью, был убит Зацман. Убийца использовал кинжал, который был выставлен на продажу в этом же магазине. Удар нанесён со спины в область сердца. Следов взлома не обнаружено. Сейф и кассу не трогали. Из товаров пропала только одна вещь — двуручный меч-катана.
— Кто сообщил в полицию?
— Сорен — продавец и племянник Зацмана.
— Ты его уже допросил?
— Да, можно сказать, что так,- обводя взглядом всё помещение, ответил Грегори.
— Дело будешь вести ты?
— Не знаю. Шеф пока не определился.
— Понятно. Встретимся в управлении. Я сейчас туда еду.
— Я тоже скоро буду там. До встречи.
Инспектор положил телефон в карман и посмотрел на Сорена. Серое и измученное лицо продавца выражало состояние крайней усталости и опустошения.

— Вам нужно отдохнуть и успокоиться,- сказал Грегори.- Сейчас я опечатаю все двери, и вы отдадите мне ключи от магазина. Но перед этим я обязан проверить содержимое ваших карманов. Извините, но таков порядок.
Сорен, молча, стал выкладывать на прилавок личные вещи и документы.
— У вас все ключи на одном брелке?- спросил инспектор, рассматривая вещи Боулза.
Продавец в ответ лишь кивнул головой.
— Отделите, пожалуйста, те, которые относятся к магазину. Ваш домашний адрес и телефон я записал. Постарайтесь никуда не пропадать, чтобы нам не пришлось вас разыскивать.
Закончив все процедуры, инспектор и Сорен покинули магазин и разошлись в разные стороны.

Когда Борк вошёл в кабинет Вайса, тот курил, стоя у раскрытого окна. 
— А-а, Корвен,- обернулся начальник следственного отдела.- Что скажешь нового?
— Пока ничего,- ответил детектив, садясь на узкий кожаный диван.
— Я надеюсь, ты не забыл, что наш старик взял под личный контроль дело "Бэ-Бэ"?
— Я только что был у Корвелла,- сказал Борк, откинувшись на спинку дивана и прикрыв глаза.- Судя по разговору, он прекрасно понимает, что его дело может сильно затянуться. А что с убийством Зацмана? Видеосъемку смотрели?
— Пока ещё нет. Скоро приедет Грэг. Возьмёшь у него ключи от магазина и показания продавца. Я вызвал Фидли. Он вскроет сейф, а ты займёшься видеосъемкой.
— Ты хочешь, чтобы я и это дело взял на себя?- воскликнул Борк, выпрямившись и с возмущением посмотрев на Вайса.- Да у меня с журналистом столько хлопот, что вздохнуть некогда!
— Я попросил Стиви, чтобы он принёс мне вещи Альверта и предварительные результаты экспертизы,- не обращая внимания на негодующий тон детектива, сказал Габрой.- По-моему, случай с Фризой и убийство Зацмана придётся объединить в одно дело. Взгляни вот на это.
Вайс достал из ящика письменного стола пластиковый пакет и положил его на столешницу.
Детектив рывком соскочил с дивана и подошёл к столу.

— Вот дьявол!- изумлённо произнёс Борк.- Не может быть!
— Может, может,- возразил ему Вайс.- Рубин тебе, конечно, знаком, а бриллиант из колье Фризы. Полностью совпадает с описанием, да и оправа на нём частично оплавлена.
— Но как он оказался у Зацмана?
— Вот это тебе и предстоит узнать,- усмехнулся Габрой.- Но не думай, что на этом сюрпризы закончились.
Он снова склонился над ящиком стола и достал из него ещё один пакет, в котором лежал окровавленный кинжал.
— Мы пробили отпечатки по базе,- положив кинжал на стол, сказал Вайс.- Как ты думаешь, кому они принадлежат?
Борк напряжённо и выжидающе посмотрел на начальника следственного отдела.
— Журналисту Герону Мелвину,- медленно и с расстановкой произнёс Вайс.

Несколько секунд детектив отрешённо смотрел на орудие убийства, пытаясь как-то связать новые факты с тем, что ему уже было известно.
— Это невозможно,- наконец, произнёс Борк.- Журналист вошёл к себе в квартиру в 22 часа и 15 минут, а в 8 часов утра вышел из дома и поехал в редакцию. Его машина всю ночь простояла во дворе.
— А что он сам делал этой ночью? Ты же вроде бы установил у него в квартире аппаратуру?
— Вот в этом вопросе, действительно, творится какая-то чертовщина,- вздохнул детектив и сел в кресло рядом со столом начальника.- Едва он вчера вечером вошёл в свою квартиру, как видеокамеры перестали передавать изображение, а в микрофоны, кроме треска и шума, ничего не могли зафиксировать. Картинка и звук появились лишь в 00 часов и 10 минут. К этому времени журналист уже лежал в кровати и спал. А утром он вышел из квартиры и поехал на работу. Убийство, как нам известно, произошло между полночью и часом ночи. Не мог же он убить Зацмана и мгновенно оказаться в своей постели. У него железное алиби.
— Что зафиксировали камеры за то время, пока работали?
— То, что парень лежит и спит в кровати.
— Может это была кукла?
— Он ворочался во сне, иногда всхрапывал и откинул в сторону одеяло. Проснулся в 7 часов утра, принял душ, позавтракал и поехал в редакцию.

Вайс Габрой положил вещественные доказательства обратно в ящик и сел за свой рабочий стол.
— Ну, а что за история с Френчи и заявлением? Ты уже разобрался, в чём дело?- спросил он, закрывая ящик стола на ключ.
— Заявление о пропаже статуэтки, Герон Мелвин подал спустя десять минут после того, как вошёл в свою квартиру. Если верить его словам, то когда он уезжал в Гутарлау, статуэтка стояла на комоде. Мы начали устанавливать аппаратуру примерно через час после его отъезда, но статуэтки в квартире уже не было. Или он лжёт, или вещь действительно украли в течение этого часа. Историю с машиной Френчи объяснить пока никто не может. Он вёл журналиста от Гутарлау до столицы. На проспекте Свободы они остановились у светофора, а когда вновь начали движение, то у автомобиля Френчи взорвались оба задних колеса.
— Как это взорвались?- Вайс удивлённо посмотрел на Борка.- Проколол, что ли?
— Нет. Именно взорвались,- произнёс детектив с горькой усмешкой.- Колёса лопнули, как новогодние надувные шары. Когда эвакуатор доставил машину Френчи в нашу мастерскую, то все механики в один голос стали утверждать, что так шины могли лопнуть лишь от избыточного давления. Но откуда оно там появилось, никто объяснить не может. Я вызвал представителя фирмы, которая изготовила эти шины. Посмотрим, какое он даст заключение.
— Сколько времени вчера вечером газетчик оставался без контроля?
— Тридцать пять минут,- ответил Борк, доставая из кармана пачку сигарет.- После звонка Френчи, мы отрабатывали два предполагаемых маршрута журналиста — один до его дома, а другой до места работы. На тот случай, если у него там была назначена встреча. Но через полчаса после аварии Френчи, патрульная машина обнаружила автомобиль Герона всего в двух кварталах от проспекта Свободы. Он выезжал на Цирковую улицу.

Начальник следственного отдела поднялся из-за стола и подошёл к большой карте города, висевшей на стене.
— От точки аварии, до точки обнаружения журналиста можно проложить логичный и определённый маршрут,- словно разговаривая сам с собой, произнёс Вайс.- И этот маршрут проходит мимо магазина Зацмана… Совпадение? Как ты считаешь?     
Он отвернулся от карты и посмотрел на Борка.
— Вполне вероятно,- ответил тот, выпустив в воздух колечко табачного дыма.- Но заходил ли Герон к Альверту, мы узнаем лишь после того, как проверим магазин.
Дверь в кабинет открылась, и в комнату вошёл Грегори.
— А вот и я. Всем ещё раз привет,- пожимая руку Борка, произнёс он.
— Ну, давай, выкладывай, что ты там накопал,- сказал Вайс, вновь усаживаясь за свой стол.
— По утверждению продавца из магазина пропала всего одна вещь — меч-катана. Пока что единственный подозреваемый — продавец, он же племянник Зацмана, который является прямым и единственным наследником его имущества. Алиби на момент убийства у него нет. Криминалисты ещё не закончили?- спросил Грегори у Габроя, садясь на диван.
— Предварительные результаты уже есть,- ответил Вайс.- Но говорить о чём-то определённом, пока рано. Дело передаём Корвену — его журналист оставил свои отпечатки на кинжале.
— Шустрый у тебя парень,- удивлённо покачав головой, сказал Грегори, обращаясь к детективу.- Насколько мне известно, он только прошлым вечером вернулся в столицу. Вчера в его квартире я составлял акт о пропаже статуэтки.
— Супер шустрый,- скривился Борк.- Прошло чуть более полусуток, а он уже заморочил голову всей полиции.
— Ладно, пойду писать отчёт,- сказал Грегори, поднимаясь с дивана и отдавая Борку ключи от антикварного магазина.
— Ты не писал разговор на диктофон?- спросил его детектив.
— На диктофоне ответы Сорена, а в отчёте плюс мои соображения,- улыбнулся Грэг.
— Отлично,- кивнул ему головой Борк.- Дождусь результатов экспертизы и поеду в лавку Зацмана.

Не успела закрыться дверь за инспектором Грегори, как на столе Вайса зазвонил телефон.
— Да,- коротко и отрывисто произнёс начальник отдела, левой рукой сняв трубку с аппарата, а правой пододвигая к себе папку с документами.
— Нет, Фидли,- отвечая на какой-то вопрос, ответил Вайс.- Приедешь к двум часам в антикварный магазин Зацмана. Знаешь, где это? Вот и прекрасно. Инструменты не забудь.
Борк посмотрел на ключи, которые ему передал Грегори.
— Альверт прятал ключи от сейфа? Но во всех помещениях магазина ведётся постоянная съёмка.
— Значит, или у него есть тайник, который не попадает в поле зрения видеокамер, или ключи забрал убийца. Сейф в любом случае нужно вскрывать, а если Фидли найдёт тайник, то, может быть, кроме ключей, мы ещё что-нибудь там обнаружим. Вот здесь список и фотографии всех его "знакомых", посетивших антикварный магазин за последнюю неделю,- подавая Борку тонкую бумажную папку, сказал Вайс.

— Ты думаешь, что Альверта убил кто-то из них?- прочитав список, спросил детектив.
— Лицо убийцы мы узнаем, когда просмотрим отснятый материал, если, конечно, он был не в маске. У журналиста, как ты сам говоришь, железное алиби. Сорен? Маловероятно. Мы слишком хорошо знаем этого парня. В деньгах он не нуждался. В азартные игры не играл. Альверта, действительно, любил, как родного отца. А магазин и всё имущество Зацмана, всё равно когда-нибудь досталось бы ему.  Обедать пойдёшь?
— Да,- ответил Борк, укладывая фотографии и список в свою папку.- Заодно и позавтракаю.
— Неужели Бэ-Бэ не угостил тебя даже чаем?- ухмыльнулся Вайс.
— Таких, как нас с тобой, миллиардеры на чай не приглашают,- застегнув молнию на папке и поднявшись со стула, сказал детектив.- Пойдём, а то опоздаем, и кто-нибудь другой съест всю нашу овсянку.

Они спустились на второй этаж, где находилось кафе-столовая для сотрудников полицейского управления. В просторном зале было шумно и оживлённо. Разговоры, смех, бряцание столовых приборов о посуду — всё говорило о том, что обеденный перерыв в самом разгаре.
Заметив сидящего за столиком Стиви, Борк махнул ему рукой, давая понять, что он хотел бы сесть с ним рядом. Криминалист понимающе кивнул головой и пододвинул свободный стул вплотную к столу.

— Да ты, оказывается, обжора,- посмотрев на обилие тарелок, стоявших перед Стиви, улыбнулся подошедший детектив.
— Сегодня утром я рассчитывал позавтракать в управлении, но убийство антиквара сломало все мои планы,-  объяснил тот.
— У меня аналогичная ситуация,- садясь за столик, сказал Борк.- И я с удовольствием последую твоему примеру.
— Кстати, Вайс передаёт мне дело Зацмана,- продолжил разговор детектив, поставив перед собой тарелку с салатом.- Вы проверили те камни, которые нашли у антиквара?
— Да,- пережёвывая очередную котлету, ответил Стиви.- Рубин фальшивый, а бриллиант настоящий. Отпечатков никаких нет.
— Совсем?- удивился Борк.
— Совсем,- подтвердил криминалист.- Кто-то очень тщательно их протёр.
— А как бриллиант оказался за подкладкой жилета?
— Карманы все целые, без дырок. Значит, старик сам вшил камень туда. Доставая бриллиант, я сделал надрез на подкладке выше заводского шва. Проверь ещё раз жилет, может быть, ты и найдёшь то место, где была зашита дырка.
— А фальшивый рубин просто лежал в кармане его халата?
— Да,- ни на секунду не отрываясь от приёма пищи, ответил криминалист.- И это говорит о том, что либо старик знал истинную ценность камня, либо страз подложили в карман халата уже после убийства. Но, если убийца оставил такие чёткие отпечатки на кинжале, то почему он так тщательно протёр рубин?

— Что-то не похоже на то, что ты проголодался,- засмеялся Стиви, посмотрев на задумавшегося детектива.
Борк криво усмехнулся, вздохнул и принялся за еду.
"Когда рубин клали в шкатулку, то Альверт не знал, что камень фальшивый. Неужели  рубин украл Зацман? Ну, допустим, что это так, и старику каким-то образом удалось нас обмануть. Но почему тогда он хранил камень в кармане халата? Успел узнать его настоящую цену? Тогда он должен был просто выкинуть его в реку или в канализацию. Альверт прекрасно знал, что во всех помещениях магазина ведётся съёмка и никогда бы не стал, так глупо рисковать. Нет, сдаётся мне, что камень ему всё же подбросили. Ну, а бриллиант из колье Фризы? Как он оказался у старика? И почему с камня не сняли остатки оправы?"
— Заходи ко мне, когда закончишь,- Стиви вытер салфеткой губы и встал из-за стола.- Скоро будет готово заключение патологоанатома.
— Хорошо,- кивнул ему головой Борк.
"Интересно, а какую роль во всей этой истории играет пропавший меч?- снова задумался детектив.- А, может быть, Альверт просто продал его после ухода Сорена…? Ничего, скоро я всё узнаю".
Скрытые камеры в антикварном магазине работали непрерывно, а все данные записывались на жёсткий диск компьютера, который был установлен в соседней с магазином квартире. Один раз в трое суток, если, конечно, не происходило ничего необычного, сюда приходил сотрудник управления и проверял все записи. То, что могло заинтересовать полицию, копировалось на отдельный диск, а ненужная информация стиралась. Благодаря магазину Альверта, полиция имела возможность наблюдать за деятельностью многих преступных группировок города. И, кроме того, лавка Зацмана являлась явочной квартирой для целой сети секретных агентов Управления.
"Сейчас Вайс будет вынужден подобрать новую кандидатуру для замены Зацмана. Вполне возможно и даже логично будет предположить, что им окажется Сорен,- думал Борк, уже заканчивая обедать.- Парень, конечно, молодой, но достаточно перспективный. К тому же, такая замена не вызовет ни у кого ненужных подозрений".
Детектив посмотрел на свои наручные часы. Ему не терпелось скорее проверить записи антикварного магазина, но он всё-таки решил, что будет лучше, если у него на руках окажутся все результаты экспертизы.

В отделе криминалистики его встретил Стиви.
— Здесь всё, кроме "последнего взгляда". Ждать будешь?- указав на бумаги, лежавшие на столе, спросил тот детектива.
"Последний взгляд" — так называлась технология экспертизы, недавно разработанная специалистами полицейского управления. Её суть заключалась в том, что в момент смерти глаза могли сохранять на некоторое время полученную информацию. Особенно чёткая картинка получалась, если умерший человек испытал перед смертью сильное эмоциональное потрясение.
— А долго ждать?- поинтересовался Борк.
— Пять минут,- заверил его Стиви.
— Хорошо. Пойду, покурю,- согласился детектив.

Курилка в обеденный перерыв работала с полной нагрузкой, и вентиляция еле справлялась с тем количеством дыма, которое выпускали курильщики. Заметив Вайса, Борк сразу направился к нему.
— Результаты готовы?- с надеждой спросил детектива Габрой.
— Сейчас дождусь последних и сразу еду на место,- поспешил успокоить его Борк, понимая, что начальнику отдела необходимо как можно скорее разобраться с убийством Зацмана.- Фидли наверняка опоздает. Он ведь пока ещё не может ездить на машине.
— Как же он перемещается?- улыбнувшись, поинтересовался Вайс.
— На автобусе и исключительно стоя.
Начальник отдела тихо засмеялся, видимо вспоминая случай с Фидли и Лари в Гутарлау.
— Кстати, наш старик заинтересовался и Дадоном Праймосом и рыбаком Мелвином,- закончив смеяться и немного понизив громкость своего голоса, сообщил Вайс Борку.- Он распорядился не снимать с них наблюдения, но заниматься теперь этим будет местная полиция.
— Да они там почти все родственники друг другу,- отмахнулся детектив.- Я не думаю, что такая слежка даст какие-то результаты.
Борк снова посмотрел на часы и затушил окурок в пепельнице.
— Мне пора идти,- сказал он Вайсу.- Скоро вернусь.

Стиви уже ждал детектива, и по выражению его лица Борк понял, что тот весьма озадачен результатом последней экспертизы.
— Ну?- нетерпеливо спросил детектив криминалиста.
— Смотри. Только в обморок не упади,- предупредил Стиви, подавая ему большой лист цветной фотографии.
При взгляде на изображение, глаза у Борка расширились, а на лице появилось выражение недоумения и испуга. С фотографии на него в упор смотрел огромный зелёный ящер с оскаленной пастью и двумя парами рук. Своей головой ящер почти упёрся в потолок, а в двух верхних руках держал двуручный меч. Но страшнее всего были его глаза. Они светились неестественно ярким изумрудным светом, и их блеск гипнотизировал и внушал ужас.
Детектив, медленно и всё ещё не отрывая своего взгляда от фотографии, опустился на стоявший рядом стул. Он вдруг вспомнил, где ему встречался подобный ящер.
"Татуировка Герона,- лихорадочно думал Борк.- Неужели такое чудовище действительно существует? Но, как и почему оно оказалось в магазине Зацмана? И не пропавший ли меч у него в руках?"

— Корвен. Очнись,- услышал детектив голос Стиви.
Борк встрепенулся и посмотрел на криминалиста.
— Ты можешь это как-нибудь объяснить?- растерянно глядя на Стиви, спросил он.
— Видишь ли,- вздохнув, ответил тот.- Мы ещё недостаточно хорошо знаем того, что происходит в мозгу человека в момент его смерти. Такого зверя в природе не существует, и поэтому я могу лишь предположить, что глаза Зацмана зафиксировали воображаемую картинку. Кстати, интересная деталь: прежде, чем старика ударили кинжалом, с ним случился инфаркт. Так что убили, можно сказать, уже мёртвого. И момент смерти нам теперь известен с точностью до одной минуты. Посмотри в правый верхний угол.
Борк развернул фотографию так, чтобы ему не мешал отблеск света и с трудом разглядел силуэт больших настенных часов.
— Видимость неважная,- согласно произнёс Стиви, наблюдая, как детектив пытается определить время на циферблате.- Но, благодаря фосфору, нанесённому на стрелки часов, нам всё-таки удалось узнать точное время.  Часы показывают 00 часов и двадцать пять минут, что вполне соответствует общим результатам экспертизы.
"Журналист в это время спал в своей кровати, что и зафиксировала камера наблюдения,- думал Борк.- Но почему на кинжале остались отпечатки его руки?"
— Ты определил, в какой руке и как убийца держал кинжал?- спросил он Стиви.
— В правой руке и лезвием вниз.
— То есть, добивали старика уже после того, как он упал на пол. Так что ли?
— На первый взгляд создаётся именно такое впечатление,- Стиви поморщился и взъерошил свою и без того лохматую шевелюру.- Но дело в том, что у кинжала довольно длинное лезвие. Если бы антиквара ударили в спину, когда он уже лежал на полу, то, во-первых, острие ножа непременно испортило бы напольное покрытие и сам пол, а во-вторых, лезвие не смогло бы войти в спину по самую рукоять. Нет. Старик получил удар кинжалом, когда ещё стоял на ногах.
— В таком случае, чтобы нанести удар именно таким образом, нужно быть карликом,- усмехнулся Борк.
— Да. Или стоять на коленях,- согласился с ним Стиви.- Журналиста карликом не назовёшь. Да и зачем бы ему нужно было ползать на коленях с кинжалом в руке, да ещё и за спиной у Зацмана?
— Слушай, Стиви,- шумно вздохнул, сказал детектив.- А с помощью резиновой перчатки можно оставить на предмете отпечаток чужой руки?
— Исключено,- уверенно произнёс тот.- Кожа человека и резина — совсем не одно и то же. Этот приём годится лишь для квартирных грабителей. Прибор сканирует узор, не различая его происхождения… Стоп! Кажется, ты подал мне неплохую идею.
Борк вопросительно посмотрел на криминалиста.
— Но к этому делу она имеет лишь косвенное отношение,- улыбнулся Стиви.- Зато квартирные кражи можно довольно быстро пресечь. Ну, а что касается убийства антиквара, то заявляю тебе с полной ответственностью — журналист был последним человеком, который держал в руке этот кинжал.

Детектив слушал криминалиста, понимая, что современная наука не в состоянии объяснить все те события, с которыми ему пришлось столкнуться за последнюю неделю. Происходящее выходило за рамки реальности, и сыщик чувствовал себя в таких условиях, мягко говоря, не комфортно.
"Только Гордон с его АКС может исправить ситуацию. Нужны документальные и неопровержимые факты. Тогда можно будет думать о том, как передать дело журналиста Шестому Управлению".

— А, вот ты где,- услышал Борк голос приближавшегося к нему инспектора Грегори.
— Я закончил свой отчёт,- сказал Грэг, подавая детективу несколько листов исписанной бумаги.- А это что такое?
Он с удивлением посмотрел на фотографию ящера, которую Борк все ещё продолжал держать в руках.   
— Последний взгляд Зацмана,- ответил детектив, прищурившись и с интересом наблюдая за реакцией инспектора.
— Ты хочешь сказать, что старик действительно это видел,- уже обращаясь к Стиви, спросил Грегори.
— Может быть, видел, а может просто придумал,- пожал плечами криминалист.- Точнее сказать вряд ли кто сможет.
— Страшная зверюга,- поёжился инспектор.- Слушай, Корвен, а ведь в его лапах тот самый пропавший меч. Именно таким его и описал Сорен. Если эта фотография и есть последний взгляд старика, то значит кроме Зацмана и этого чудовища в торговом зале был кто-то ещё, кто и ударил в этот момент Альверта в спину кинжалом.
— Всё. Мне пора,- укладывая в свою папку бумаги, сказал Борк.- Грэг, ты ставил магазин на охрану?
— Да,- ответил инспектор.- Код включения и отключения сигнализации я указал в отчёте.
— Тогда всем пока,- сказал детектив, поднявшись со стула и направляясь к выходу.

К антикварному магазину Зацмана Борк подъехал с опозданием на десять минут, но Фидли на месте ещё не было. Детектив припарковал машину таким образом, чтобы ему было видно вход в магазин, и стал ждать.
Вскоре на тротуаре среди прохожих появилась фигура Фидли.
— Я объехал полгорода, пока сюда добрался,- объясняя своё опоздание, сказал Фидли.- До сих пор перекрыты многие улицы — всё ещё разбирают завалы торгового центра.
— Когда начнёшь ездить на машине?- слегка улыбнувшись, поинтересовался Борк.
— Скоро,- заверил его Фидли.- Если, конечно, на моём пути не встретится ещё один такой же рыбак.
Детектив отключил сигнализацию магазина и открыл входную дверь.
— Попробуй сначала отыскать тайник, в котором Зацман прячет ключи от сейфа,- сказал Борк, когда они вошли внутрь помещения.- Если не найдёшь, то вскрывай сейф. Я приду минут через двадцать.
Сыщик вышел из магазина и направился к соседнему подъезду, в котором и находилась квартира с установленной в ней аппаратурой.

Интерьер тайной полицейской квартиры был скуден и неприхотлив. Компьютерный стол со стулом, одноместный диван и небольшой сейф для хранения документации. Дополнительное оборудование разместили во встроенном в нишу шкафу. Плотные и красивые шторы абсолютно не гармонировали с мебелью,  выделяясь единственным ярким пятном в этом сером помещении и лишь потому, что их можно было увидеть со стороны улицы.
Настроив программу компьютера на ускоренный показ, Борк закурил сигарету и стал внимательно просматривать записи всех камер. Его интересовали события, которые произошли, начиная со вчерашнего вечера, поэтому он быстро прокрутил отснятый ранее материал и снизил скорость показа лишь после ухода Сорена.

Внезапно, в 21 час и 45 минут все микрофоны и видеокамеры перестали передавать нормальный звук и  изображение из-за сильных помех. В динамиках слышны были лишь шумы и потрескивания, а на мониторе кроме ряби и полос ничего нельзя было увидеть.
"То же самое, что и в квартире журналиста",- ахнул детектив, останавливая просмотр.
Секунд десять Борк задумчиво смотрел на экран монитора, а затем, затушив окурок в пепельнице, прокрутил съёмку на несколько минут назад. Проверяя запись камеры внешнего наблюдения, он вдруг увидел машину, проехавшую по улице мимо дверей магазина.
"Да это же Герон,- узнал журналиста Борк, остановив нужный кадр.- Но он проехал мимо. А время съёмки 21 час и 40 минут".
Детектив продолжил просмотр, быстро прокрутив помехи. Нормальная работа аппаратуры возобновилась в 22 часа 03 минуты, и было видно, как Зацман закрывает изнутри входную дверь магазина и опускает металлические жалюзи на витрине. Затем Альверт включил сигнализацию и поднялся на второй этаж. Спустя пятнадцать минут хозяин магазина уже лёг в постель и выключил свет настольной лампы.
До полуночи все камеры и микрофоны работали нормально и не зафиксировали что-либо необычное в помещениях магазина. Но в 00 часов и 10 минут вся аппаратура отключилась вновь, а когда возобновила свою работу, то на полу торгового зала уже лежало тело мёртвого Зацмана.
"Дело рук журналиста,- думал Борк, заканчивая просмотр отснятого материала.- Но как это доказать? Установив камеру в его спальне, я сам предоставил ему алиби. Ну, не мог же он раздвоиться и быть одновременно и в постели и в магазине…?  А случай с его фотографиями в Гутарлау? Совершенно аналогичная ситуация. Но и тот эпизод доказать будет очень тяжело. Нужно его перехитрить, иначе он вывернется  так же, как и с пропажей статуэтки. Следственный эксперимент — вот что может помочь. Нужно заманить Мелвина в антикварный магазин и проверить, будут камеры и микрофоны реагировать на его присутствие или нет. Габрой, конечно, начнёт искать логичное и внятное объяснение убийству Альверта, но лица убийцы мы никогда не увидим. Рассказать Вайсу обо всех фокусах журналиста я тоже пока не могу. Хорошо ещё, что убит именно Зацман и нарушена нормальная работа всей агентурной сети. Старик Кампф сейчас бросит все силы на раскрытие убийства антиквара. Чем больше людей столкнуться с выходками Герона, тем легче мне будет избавиться от этого парня".

Борк скопировал все данные на носитель информации, перевёл работу  компьютера на дежурный режим и вернулся в антикварный магазин.
— Ну, вот. Говорил, что вернешься через двадцать минут, а прошёл почти час,- встречая детектива, сказал Фидли.
— Да. Пришлось малость задержаться,- согласился с ним Борк.- А ты что, уже всё закончил?
— Да тут и делать-то было нечего,- махнул рукой Фидли.- Ключ от сейфа — это скорее бутафория. Он нужен только для того, чтобы зафиксировать рукоятку с циферблатом. Кстати, и лежал-то он на самом видном месте.
Фидли подошёл к кассовому аппарату, нажал на клавишу и, просунув ладонь левой руки под днище выдвинувшегося лотка, достал ключ.
— Магнит,- объяснил он Борку, заметив его вопросительный взгляд.- И класть легко и забрать можно незаметно. Одно ловкое движение и дело сделано. Камера снимает со спины и это движение она зафиксировать не может.
— А что с сейфом?- поинтересовался детектив.
— Тоже никаких проблем. Ящик достаточно примитивный. К тому же он почти пустой. Лежат там какие-то бумажки, квитанции, расписки и прочая макулатура. Иди, посмотри сам. Я тебе ещё нужен?
— Может быть, тебя на машине подбросить?- предложил ему Борк.
— Нет, спасибо,- замотал головой Фидли.- Лучше уж я пешком и постою. Пока.
— К шефу можешь не заходить,- кивнув ему головой на прощание, предупредил детектив,- Я скоро сам там буду.
Он закрыл за Фидли входную дверь и прошёл в кабинет Зацмана.

Борк просмотрел все документы из сейфа, забрал те, которые могли бы заинтересовать начальника следственного отдела, и вернулся в торговый зал.
Детектив подошёл к покосившемуся стенду и присел на корточки, разглядывая упавшие сабли и кинжалы.
"Почему Зацман был убит, а точнее добит именно тем кинжалом? Только потому, что он первый попался под руку? И какой смысл журналисту убивать старика? Чтобы подбросить ему бриллиант с рубином? Но у Герона должен быть настоящий рубин, а в кармане халата нашли фальшивый. Бриллиант, действительно, тот, который пропал из машины Фризы, но нет доказательств того, что именно журналист забрал его из салона автомобиля. А каким образом камень из колье попал за подкладку жилета? Кто его туда спрятал…? Нужно отнести жилет специалистам. Пусть тщательно проверят все швы и нитки. Экспертиза утверждает, что Герон был последним человеком, который держал в руке тот кинжал. На всех остальных клинках обнаружены только отпечатки Сорена. Но видеозапись в квартире журналиста доказывает, что на момент убийства он спокойно спал  в своей постели. Чему верить? Где истина, а где обман? Неужели этот парень действительно способен раздвоиться? Мистика. И это уже не по моей части".
Борк выпрямился и посмотрел на стенд.
"Крепление достаточно слабое,- отметил он.- Но чтобы его так оторвать, всё равно пришлось бы приложить какое-то усилие".
Детектив открыл свою папку, положил её на прилавок и стал изучать отчёт Грэга и результаты экспертизы.

Закончив, он снова подошёл к стенду. В заключении Стиви, говорилось о том, что стенд был совершенно чист, и лишь в нижней его части криминалисты обнаружили конусную полоску узора, шириною в семь сантиметров у основания. Рисунок узора напоминал кожу змеи. 
"Чем же это могли ударить по стенду?- задумался Борк.- Если бы Зацман ударился о полку, то на его теле должны были остаться следы от ушиба. Да и на стенде криминалисты нашли бы отпечаток коленки. А вместо этого какой-то змеиный след".
Детектив выпрямился, и устало вздохнул.
"Всё. Еду к Вайсу,- решил он.-  Пусть теперь весь отдел ломает голову над этими загадками. Габрой, конечно, уверен в том, что я скоро принесу ему на блюдечке фотографию убийцы. Нет, брат. Как говорит один мой хороший знакомый, "тут вам не здесь".
Борк ещё раз окинул взглядом помещение торгового зала, собрал все свои бумаги и вышел на улицу.

Отредактировано evkosen (02-11-2014 10:29:26)

+1

44

Часть вторая Глава 3

Вечерняя столица встретила Герона сверкающими огнями рекламы и множеством машин. Ему, уставшему и от долгой дороги, от дождя, и от мелькающих перед глазами автомобильных щёток, не терпелось скорее добраться до своей квартиры. Плотный поток машин, двигавшихся по одному из главных проспектов города, не всегда позволял журналисту совершать нужный маневр. Чтобы перестроиться в другой ряд, Герону иногда приходилось вести себя, мягко выражаясь, некорректно. Но и Френчи тоже не отставал от него, вызывая своим поведением яростные гудки возмущённых автомобилистов.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:41:45)

+1

45

Часть вторая Глава 4

В глубокой задумчивости Его Святейшество стоял у раскрытого окна своего кабинета и смотрел на кроны парковых деревьев, освещённые закатными лучами уходящего Иризо. События последних дней ясно говорили Волтару о том, что назревают какие-то перемены, но что они сулят и к чему нужно готовиться, глава церкви и ордена пока не знал.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:41:21)

+1

46

Часть вторая Глава 5

Стрелки на циферблате будильника приблизились к полуночной отметке. Герон спал.  Его глубокое и ровное дыхание говорило о том, что он спокоен и полностью расслаблен.
Бог яфридов уже почти час терпеливо ждал, когда в сознании журналиста прекратится  движение мысли. Энергия Нарфея и особенно её скрытый потенциал таили в себе много загадок, и Яфру теперь не решался так бесцеремонно и своевольно вторгаться в разум Герона. Но зато в душе у зелёного божества было голубое пятно — область их общего сознания, по которому бог яфридов определял состояние чужой души и пытался на неё воздействовать.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:40:57)

+1

47

Часть вторая  Глава 6

Ровно в семь часов утра начал звонить будильник. Журналист лежал на спине с закрытыми глазами, и казалось, совсем не слышал громкого и настойчивого сигнала.
Наконец, левая рука Герона медленно протянулась к часам и нажала кнопку стопора, но сам он продолжал лежать с каменным выражением лица, даже не пытаясь пошевелиться. Он был похож на древнюю мумию, застывшую в вечном покое. Ни один мускул на его лице не отражал каких-либо эмоций.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:40:32)

+1

48

Часть вторая  Глава 7

Оставшиеся двадцать минут до звонка будильника пролетели, словно двадцать мгновений. За это время душа журналиста успела побывать почти во всех уголках планеты, которые он когда-либо посещал. Не смогла она попасть лишь в Красные Пески. Каждый раз, когда мысль Герона обращалась к пустыне, то его душа мгновенно возникала в том месте, где была найдена статуэтка. Но продвинуться к центру Песков, она уже не могла. Невидимый барьер надёжно защищал владения Нарфея от вторжения извне.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:40:06)

+1

49

Часть вторая Глава 8

Сегодня вечером Адам решил заняться изучением орденов, медалей, монет и значков, появившихся из шкатулки. Археолог уединился в своём кабинете и достал из шкафа нужную коробку.

Сначала он освободил всю поверхность письменного стола, оставив на ней только лампу, а затем высыпал из картонной коробки её содержимое и  распределил по столешнице таким образом, чтобы ему была видена каждая вещь. Высокая  настольная лампа под зелёным абажуром, ярко освещала все предметы и археолог, вооружившись большим увеличительным стеклом, стал внимательно рассматривать своё сокровище.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:39:31)

+1

50

Часть вторая Глава 9

— Шелла, почему ты не пошла на пляж?
— Ой, мама, ты уже проснулась? - обернувшись, произнесла Шелла, стоявшая у кухонной плиты. - Сейчас приготовлю завтрак и тоже пойду купаться.
"Наверное, она не спала и видела, как Нарвин с Линдой пошли к озеру", - подумала дочь, пробуя на вкус молочную кашу.

Отредактировано evkosen (17-03-2012 08:38:50)

+1


Вы здесь » Деревенька Норвегино » Изба читальня » Дагона


создать свой форум бесплатно